Главная

Способности

Главной способностью психики
является способность действовать
на психику.

По программе исследования, обозначенной ранее, мы, рассмотрев характер познающих отношений психики с её интеллектом, теперь должны заняться особенностями тех познающих отношений, в которые вступают с нею, как с целым, другие познающие элементы. Но, как представляется, этот путь уже малопродуктивен, поскольку из него вряд ли можно выжать больше того, что было нами выжато из познающих отношений интеллекта. Потому что любой познающий элемент психики может вступать в познающие отношения со своим целым только тогда, когда он соединен с интеллектом. Это естественно до полной очевидности, не правда ли? Ведь, познание – это прерогатива интеллекта, недоступная более никому.
А если без интеллекта никакое познание невозможно, то для того, чтобы какой-либо элемент психики был способен вступать с нею в познающие отношения, он должен быть насквозь пронизан интеллектом.
И поэтому, несмотря на какую-нибудь особенную специфику какого-либо элемента психики, всё то, что будет относиться к его познавательным способностям – будет процессом всегда интеллектуальным, хотя и замешанным на материале его собственных свойств. Интеллект просачивается в бытие какого-либо элемента психики, смешивается с ним, и, собственно говоря, именно этим фактом и наделяет его познающими способностями.
Таким образом, познавательную способность любых психических элементов без присутствия в них интеллекта, можно подвергать сомнению вплоть до полного отрицания.
В этом легко убедиться, рассмотрев, например, ощущения. В ткань любого ощущения настолько плотно вплетено интеллектуальное теоретизирование, что невозможно даже представить себе, чем было бы любое ощущение без интеллекта. Скорее всего, ощущение, оставаясь полноценным физиологическим актом, было бы ничем, как акт познающий. Ощущение невозможно представить себе в качестве реакции только тела, потому что ощущение – это всегда процесс мысленной обработки физического сигнала, доведенный до стадии интеллектуального знания.
Проведем простой эксперимент. Завяжем глаза, возьмем в руки палку, и, наподобие слепых, начнём ощупывать дальним концом палки разные предметы. Допустим, что мы положили эти предметы на диван, и у нас это: подушка, книга, мяч, кастрюля и кухонная табуретка. Ощупывая палкой эти предметы, мы никогда не ошибемся в том, что такое каждый из них в отдельности, а что и вообще диван, потому что наши осязательные ощущения скажут нам об этом безошибочно.
Но давайте вдумаемся – а, что мы имеем здесь в опыте непосредственно физических ощущений, кроме палки, которая у нас в руках? Наши пальцы во всех этих случаях держат в руках только палку и более ничего, и, следовательно, у нас и должны быть ощущения только палки, и более ничего. И если бы наши ощущения были актом только физиологическим, то так бы оно и было – мы бы имели ленту ощущений, сплошь состоящую из разных состояний палки, и никакого другого знания, кроме этого, мы не получали бы. Но, слава Богу, ощущение – это процесс интеллектуальный, который теоретизирует, анализирует, ассоциирует и делает умозаключения. И поэтому даже в осязании, в единственном из ощущений, которое имеет непосредственный физический контакт с источником сигналов, мы только благодаря интеллекту познаём больше того, что содержится в самом физическом контакте.
А если мы уже отложили палку и развязали глаза, то вспомним те изображения, которые рисуют на сетчатке глаза световые лучи, отражаясь от предметов, на которые мы смотрим. Все эти лучи рисуют узоры, которые невозможно было бы отождествить с действительными образами тех предметов, к которым они относятся. Только после того, как мозг обработает полученный эскиз каким-то, лишь ему до конца известным, способом, эти предметы возникают в сознании таковыми, каковы они есть на самом деле. А то, что дано только в зрительном ощущении, как эффект воздействия отраженных лучей на сетчатку глаза, не имеет с внешним миром ни одной точки тождественности. Всё создается мозгом, всё создается интеллектом.
Но наиболее наглядно просматривается неразрывность ощущений с интеллектом в снах, где для любых ощущений вообще не нужны никакие предметные источники. Во сне для ощущений ожога, холода, тактильного контакта, слуховых восприятий, сексуальных переживаний, вкусовых или обонятельных впечатлений мне вообще не нужны никакие телесные способности со всеми их рецепторами и проводниками сигналов. Я даже вижу во сне не глазами, потому что во сне я вижу просто мозгом. То есть, для того, чтобы иметь полный набор ощущений, возможных опыту моего тела, мне, по сути, нужен был бы только мозг, формирующий и запускающий своей интеллектуальной силой весь корпус моих всевозможных физиологических состояний. Другое дело, где мозг всё это берет, но, какими взял, такими во сне и воспроизводит. То есть ощущение – есть более акт сознания, чем голая реакция тела, поскольку тело всего лишь физически претерпевает, а ум превращает претерпевание в достояние интеллекта.
Таким образом, любое ощущение – это момент перехода физического в психическое, это момент, когда физическое переходит в зону сознания. И поэтому, если говорить о познающих отношениях ощущений с собственной психикой, то тот чувственный дубликат личности, который создают ощущения (запах своего тела, его зрительный образ, осязание собственных органов, переживания мышечного движения, кожных впечатлений, слушание собственного голоса или дыхания и т.д.) формируется интеллектуально, то есть в прямой связи с работой сознания.
И, следовательно, если мы начнем рассматривать чувственную природу осознания самого себя, если мы начнем выявлять особенности познания психического целого таким его элементом, как система ощущений, то мы, на самом деле, всё равно вернемся к интеллектуальным процессам, поскольку только в переплетении с интеллектом ощущения становятся элементами познающего опыта.
Ощущения – это вообще наиболее познающий элемент психики (после чистого интеллекта, разумеется). Их назначение, собственно говоря, в том и состоит, чтобы физически познавать. И мы уделили ощущениям столько времени только для того, чтобы понять, что даже этот «физический» род познания, является, по своей сути, преимущественно интеллектуальным.
Что же касается такого элемента психики, как эмоции, то эмоции, если и познают, то, либо по возможности, либо по ситуации, но не в своём прямом назначении, поскольку их прямое назначение – духовно переживать. Но и переживание тоже может стать достоянием сознания, если сознание зарегистрирует его в жёстком замыкании с каким-то интеллектуально отмеченным стимулом.
Это происходит в том случае, когда переживание заводится мышлением в сцепку с какой-либо ситуацией, и затем вкладывается в опыт сознания в этой спарке. Если мышлению это удается, то впоследствии даже простое воспоминание о данной ситуации будет вызывать устойчивый эмоциональный отклик. Это уже можно будет назвать интеллектуально заданным переживанием, то есть эмоцией, входящей в состав интеллекта, потому что источник переживания находится в сознании, а не во внешнем бытии.

Главная
Карта сайта
Кликов: 1897235


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта