Главная

Интеллект

Особенность дурака состоит в том,
что он оценивает свой интеллект
выше, чем этот же интеллект
оценивает его.

Итак, что же представляет собой в родовом отношении деятельность интеллекта по осознанию того целого, в состав которого он входит – по осознанию собственной психики? В родовом отношении это представляет собой очень странное познающее действие, исполняемое приёмом, сильно напоминающим такой подход, как отстранение.
Ведь интеллектуальное осознание собственной психики, то есть собственной индивидуальности, то есть собственного «Я» – это осознание самого себя. Но интеллектуально осознавать можно только нечто, отличное от самого себя, только нечто, имеющее позицию, противолежащую самому себе, только нечто, данное мысленному взору в обособленном от себя бытии.
И поэтому, когда человек пытается познать собственное «Я», он должен каким-то интересным образом отдалиться от этого собственного «Я», чтобы направить на него свой мысленный взор.
Чтобы поймать сознанием собственное «Я», надо сразу же стать чем-то, что есть «не Я», надо с ним разделиться, иначе ничего не получится. Как ни крути, а чтобы увидеть и осознать собственное «Я», надо увидеть его на некоторой дистанции перед собой, иначе познающее внимание интеллекта не на что будет направить.
И, как бы это не подвергало сомнению здравый смысл, но все мы знаем, что, когда мы интеллектуально осознаем собственное «Я», то именно так и происходит – интеллект познает собственное «Я» в качестве обособленного от себя объекта, преодолевая вниманием какую-то дистанцию между собой и ним.
Давайте, изобразим схематически, как это происходит:
Интеллект     →     Я     =     Я
Стрелкой здесь обозначены познавательные отношения элемента с целым (интеллекта со своей психикой), а после символа «=» приведен результат данного познания.
Полученная формула проста и не требует особого пояснения. В ней всё достаточно очевидно – интеллект познаёт собственную психику (собственное «Я») и получает в результате этого познания некое интеллектуальное представление о своём «Я». Всё очень просто.
Всё, кроме одного – если интеллект отделен в этом акте от собственного «Я», то, в составе какой психики он находится, когда познаёт это «Я»?
В этом вопросе, если признать, его очевидным и правомочным, есть что-то, способное лишить покоя навеки, не так ли?
А вопрос не очевиден, но правомочен.
Потому что по формуле, которую мы видим выше, интеллект отстранился от «Я», вышел из него, выделился и встал от «Я» в стороне; он разделился с «Я», обособился от него и познал «Я» как объект внешней себ реальности.
А если это так, то вспомним, что интеллект является феноменом, не имеющим собственного бытия, потому что интеллект – это лишь составная часть какой-либо психики, это всего лишь психическая способность какой-либо личности, какого-то «Я». И поэтому интеллект никогда и ни при каких обстоятельствах не сможет автономно существовать вне какой-то конкретной психики.
Кроме того (и это сейчас для нас особенно важно), интеллект – это такая способность психики, которая направлена из самой этой психики во внешний мир, и ему (интеллекту) дано увидеть лишь то, что располагается вне собственной психики. Интеллект устремлен наружу как прожектор, и освещает он только то, что находится на пути его познающего луча. Оборотиться внутрь себя и устремиться к источнику своего света он не может. Об этом свидетельствует опыт каждого из нас, да и вообще сам факт признания психики самым сложным объектом и познания, и самопознания. Наш интеллект видит только то, что находится перед ним, а внутрь собственной психики он заглянуть не может.
Следовательно, интеллект может познавать только то, что располагается вне той психики, в состав которой он входит. Ибо он вообще – или видит что-то, как внешний для этой психики объект, или вообще ничего не видит, устремляясь в пустоту, пока на что-то не наткнется. Таким образом, интеллект не может обнаруживать свою психику, поскольку она не относится к миру его видимости и располагается не по маршруту его познавательного пути.
Но, при всём при этом, интеллект видит свою психику, видит ту личность, в составе которой находится, и это факт. И, следовательно, в момент осознания собственной личности, интеллект должен находиться в состоянии обособленности от своего «Я», потому что интеллект может познавать только то, что от него обособленно, и только то, что непосредственно находится прямо перед ним.
Таким образом, получается нечто совершенно несусветное – интеллект, находясь на острие какой-либо психики, и, оставляя её, как центр собственной активности, где-то далеко позади себя, вдруг встречает её прямо по маршруту своего движения? Чертовщина какая-то.
Но – как иначе?
Ведь, если у нас есть факт познания собственного «Я», то этот факт свидетельствует о том, что интеллект был обособлен от этого «Я», иначе мысленный взор интеллекта на это «Я» не наткнулся бы. Но интеллект не может жить и работать обособленно от психики вообще, он должен всегда находиться в составе какой-либо психики. И, если он обособился от собственного «Я» в процессе его познания, то в какую психику он при этом попал?
Можно предположить (сразу же), что интеллект создает некий ментальный фантом, который имеет структуру собственного «Я», и выбрасывает его из себя, как кальмар исторгает свой чернильный двойник, пользуясь этим фантомом для удовлетворения плотоядного любопытства окружающих.
Это многое объяснило бы, кроме одного – а где интеллект взял этот фантом? Где есть тот образ собственного «Я», из которого интеллект этот фантом срисовал и выбросил перед собой на обозрение? Неважно (сейчас) где именно находится этот образ, важно, что у фантома должен быть реальный прообраз, и этот прообраз есть не что иное, как «Я» личности, и, следовательно, интеллект должен поначалу увидеть это «Я», а потом снять с него оттиск фантома. И здесь, естественно, парадокс повторяется в исконном виде – если интеллект видел собственное «Я», работал с ним и создавал из него фантом, то в момент работы с собственным «Я» интеллект должен был находиться от него в обособленном состоянии, то есть – находиться в другой психике, поскольку интеллект без психики работать не может.
Парадокс, как видим, уже при чуть более глубоком анализе аргумента о фантоме, никуда не исчезает. Но, оставаясь в рамках этого аргумента, можно допустить еще одну версию, предполагающую, что этот фантом, который выбрасывается интеллектом на собственное познание, есть полностью выдумка интеллекта, никак не относящаяся к его психике, и поэтому, когда интеллект познаёт этот фантом, то он заблуждается и обманывает самого себя, познавая что-то, созданное из ничего.

Главная
Карта сайта
Кликов: 1897224


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта