Главная

Марионетка

Если у кого-то внутренняя жизнь
действительно многослойнее того,
что видно по первому взгляду, то это
всегда у марионетки.

Итак, мы определили происхождение Сознания, работающего в нашем теле, и теперь из темных глубин логической необходимости на нас выплыло известие о том, что у любого сознания должна быть воля. По иному не бывает. Вернее, какое-либо особое сознание (чисто теоретически), может быть, и обошлось бы без воли, но только не то Сознание, которое мы сейчас имеем в виду. Потому что Сознание, о котором мы сейчас говорим, работает. А это уже само по себе есть признак воли более очевидный, чем любые теории об этом. Без воли ничто работать не может.
Кроме того, если это Сознание работает, то Оно (что нами особо было отмечено) имеет представление о цели, а выбор цели тоже означает работу воли, поскольку ум может указать только на возможности выбора, но непосредственно осуществить выбор может только воля. Когда ум покажет набор вариантов, он удалится, а воле придется от чего-то отказаться, а на чём-то остановиться.
После выбора цели начинается сосредоточение на усилии к её достижению, что есть также волевой акт. Ум здесь должен встрепенуться и напрячься, чтобы дать самому себе команду к действию, потому что созерцание закончилось, и началась работа.
Подача команды к действию означает наличие созревшего решения, что тоже есть выражение волевого намерения. Сами действия, которые после этой команды начнутся, есть этапы движения к будущему, в которых должен происходить (и происходит) последовательный контроль за приближением фазовых состояний к намеченному итогу, что, в свою очередь, есть проявление такого волевого психического состояния, как внимание.
Таким образом, вся работа сознания происходит в союзе с волей. Причем, если можно теоретически допустить версию, что познающее сознание может быть лишенным воли, то работающее сознание вообще невозможно представить безвольным даже в самом широком допущении. Ибо, если познающая деятельность сознания может быть трактована как самопроизвольное и естественное его состояние, не имеющее волевых корней, то практическая деятельность сознания должна и может осуществляться только отдельными волевыми актами: избрать объект, осуществить выбор, принять решение, запустить процесс, проследить порядок дел, дать новую команду и так далее по цепочке необходимого.
И, помимо всего прочего, если у познающего сознания центром его отношений с внешним объектом является данномоментное состояние этого объекта (какой есть сейчас, таким его сейчас и познaю), то у работающего сознания центр отношений с объектом перемещен в будущее – каким хочу его видеть, таким его и сделаю. А там где есть «хочу», там есть стремление, а само стремление есть непосредственно одна из форм воли.
Любое сознание вообще действует только потому, что оно наделено волей. Без воли любое сознание может только созерцать, но работать оно не может, поскольку любое действие есть момент подчинения воле. И, если мы видим разумную деятельность, то она всегда есть последствие какой-то разумной воли.
Мы можем допустить только один вид рабочего сознания, способного (вероятно) обходиться без воли – это инстинктивное поведение. Но инстинктивное поведение относится к уже предустановленным настройкам организма, где когда-то воля сознания уже проявила себя в выборе наиболее оптимального режима действий, и теперь просто законсервирована в мониторинге ситуаций и в приступах деятельности по наступлению нужного момента.
Подытоживая сказанное, следует сказать, что в нашем теле работает не только неподконтрольное интеллекту, чужое Сознание, но и действует неподконтрольная нашей воле, чужая Воля.
Именно этот факт нам далее придется признать как нечто, чего, по-видимому, быть не должно, но что, всё-таки, несомненно, есть.
Итак – почему чужая воля в нашей психике недоступна нашему контролю? Потому что всё, что тёмно для рассудка, то с неизбежностью тёмно и для воли. Что не видит мысль, то не может подчиняться и воле. И, следовательно, если чужое сознание гуляет, где хочет в нашем теле, то и чужая воля вполне незаметно может разгуливать в этом теле. И здесь, как наш интеллект не увидит присутствия чужого сознания, так и наша воля не обнаружит себе соперника – всё произойдет там, где всё надежно скрыто.
И чему же тогда удивляться, если полный светлых планов на жизнь, водитель, выруливает под грузовик, а полный завтрашних надежд, человек, сегодня хватается за смертельно оголенные провода?
Чему удивляться, когда капитан корабля совершает маневр за маневром, каждый из которых лишь приближает его к катастрофе? Чему удивляться, когда вообще какой-либо человек в восторге перспективной задумки планирует нечто, способное лишь погубить его в самом скорейшем времени?
Тут вовсе нечему удивляться, поскольку чужая воля может самоуправно внушать нашей воле исполнение абсолютно любых собственных планов, если эта чужая Воля принадлежит Сознанию, мощь которого неисчислимо превосходит все возможности нашего интеллекта. Ведь совершенно естественно, что несравнимо более мощное Сознание должно соответственно обладать и несравнимо более мощной Волей.
Но как именно это происходит? А вот так и происходит, самым наглядным для нас образом – разве хоть кто-нибудь из нас способен дать полный отчет любому мотиву своего поступка? Например – почему мне этот человек сразу не понравился, а тот сразу понравился?
Разве мы контролируем хотя бы вот такие простые мотивы нашего поведения? И разве нашей воле они подчиняются? Нет, не нашей. Потому что, если бы нашей, то мы знали бы четкую и понятную историю этого мотива. Или могли бы изменить его на противоположный. Ни того, ни другого мы, ни знать, ни сделать, не можем.
Но подобными нерегулируемыми мотивами определяется всё наше поведение! Мы игрушки мотивов, причины которых нам неизвестны, и против которых у нас нет никаких сильнодействующих средств! Разве всё это не навязывается нам чем-то, что мы не контролируем? И что же, кроме чужой воли, может навязать нашей воле манеру поведения? Только воля способна подчинять волю.
И где искать эту тайную волю? Волю следует искать там, где есть сознание, поскольку любая воля сознательна. И если мы нашли тайное Сознание, и нашли Его не где-нибудь, а в собственном теле, то зачем искать где-то в другом месте тайную Волю?
Но, как этой Воле удается незамечено подчинять наше сознание? А, Бог его знает! Это же тайна! Здесь можно только плодить оригинальные версии, любая из которых не будет окончательной. Потому что это тайна.
Это вечная тайна, а с вечными тайнами так всегда и есть – чем ближе ты к ней подходишь, тем больше вопросов у тебя появляется. И так до бесконечности. Таковы вечные тайны.
Например, можно предположить, что процессы тайного Сознания идут на других скоростях и поэтому нашему сознанию они незаметны. То есть, в шкалу времени этого тайного Сознания диапазон нашего времени попадает, а Его время (время тайного Сознания) в шкалу наших ориентиров – нет. Оно за диапазоном нашей шкалы. Это вполне реально, кстати, поскольку, попробуйте, например, мимоходом впрыгнуть через длинную лужу на бордюр дороги, и у вас подготовка к этому прыжку не займет ни какого времени.

Главная
Карта сайта
Кликов: 1897229


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта