Главная

Тело

Фразу о том, что «женщина,
знакомясь, подаёт руку первой», я
долго считал дебютом из инструкций
по правильному сексу. Но потом мне
объяснили, что это что-то из этикета.

В своё время очевидные практические трудности заставили меня отказаться от планов принудить всех читателей этой книги читать каждый её эпиграф. Я пришел к выводу, что это дело трудное и непонятно как реализуемое. Но эпиграф к этой главе я попросил бы, все-таки, прочитать особо, потому что этот горький рассказ является хорошим служебным примером того, как обусловлено телесным всё, что происходит в нашем сознании.
Отсюда все и казусы. Но обо всём по порядку.
Нам пора переходить к нашему телу потому, что, хоть мы и определились, что ошибки человека проистекают из его психики, но сама эта психика находится в таком интересном соединении с телом, что оставаться в постоянном отрыве от этого факта мы просто не имеем права. Как не отделимы в своём существовании друг от друга психика и тело, так же неотделимыми от этого факта должны быть и любые исследования, касающиеся хоть психики, хоть тела. Нельзя рассекать нерассекаемое. И поэтому время пришло.
Однако, разговоры о взаимодействии психики и тела – это тема, которая открыта тысячи лет тому назад, и не закрыта по сей день. А поэтому, во избежание вовлечения в дискуссии методического характера, мы определимся сразу, что проблему совместной жизни психики и тела мы будем решать в канве тех предусловий, которые сложились у нас под влиянием избранного нами метода познания – в канве метода философского обобщения.
А метод философского обобщения, во-первых, изначально отсылает нас к функции познаваемого объекта, а, во-вторых, на следующем этапе, требует максимально обобщенного вывода, не привязанного к частностям или к конкретике отдельных случаев. Таким образом, метод требует, чтобы функция, после своего определения, непосредственно перетекала в обобщающий тезис.
Но нам здесь придется поступить обратным порядком, потому что у нас уже есть обобщающий тезис, который звучит так: «психика – это осознающее себя индивидуальное целое». И нам следует теперь всегда идти именно от этого готового тезиса, потому что исследуется-то у нас всё равно психика, а не что-либо иное, и поэтому целесообразно было бы любые новые вопросы пристегивать к проблемам психики, а не наоборот. В том числе и вопросы тела.
Для этого мы останемся в рамках основного обобщающего тезиса о психике, но рассмотрим состав его определений («осознающее себя»; «индивидуальное»; «целое») в новом ключе – мы рассмотрим все эти определения тем образом, как если бы мы, вдруг, озадачились еще и вопросом, как в них раскрывается связь психики с телом.
И сделаем мы это для того, чтобы проверить – насколько сохранится внутренняя гармония исходного тезиса, если мы добавим в его смысл еще и такой подразумевающийся сегмент, как тело?
Что же мы увидим, когда в тезисе теперь будет подразумеваться еще и наличие тела?
Мы увидим, что тело очень хорошо вписывается в наш тезис, поскольку определение «осознающее себя», если говорить о его изначальном смысле, вообще тела не касается и не тревожит общего смысла тезиса, поскольку психика, как была, так и остается единственным познающим персонажем. Кроме того, определение «осознающее себя» полностью вписывается в новый смысл «целого», который сейчас возник (целое не как характеристика самой психики, а как её единство с телом), потому что своё тело человек тоже осознаёт в качестве самого себя.
Определение же «индивидуальное» вообще остается полностью гармоничным в новых условиях, потому что любое тело, с которым связана и взаимодействует психика, тоже индивидуально.
Что же касается определения «целое», то его новый смысл (см. второй абзац выше) не разрывает тезиса из-за того, что психика, как целое, есть целое также и в смысле её единства с телом (с чего собственно у нас всё это сейчас и началось).
Так что, пока всё хорошо – исходный тезис углубляется при дополнении его понятием тела, но остается полностью рабочим.
Однако если внимательно исследовать реакцию каждого из определений тезиса на инъекцию в него понятия тела, то выяснится, что, все определения впускают эту инъекцию в кровь без изменения собственного естества, и только определение «целое» становится качественно иным и приобретает какой-то новый собственный смысл.
Но, собственно говоря, иначе и быть не могло. Ведь определение «целое» ранее у нас относилось только к психике, взятой отдельно самой по себе в её собственных свойствах, а теперь оно (определение «целое») относится еще и к целостности психики с телом в характеристиках их совместности.
Таким образом, именно совместность – вот то новое, что формирует новый подтекст смысла «целого» в исходном тезисе после того, как в его смысловую структуру проникло и обосновалось там, понятие о единстве психики и тела.
«Совместность» – это термин, который нов только для нашего исследования, но и вообще для практики подобных работ. А поэтому следует пояснить, что под ним здесь подразумевается.
Что понимается под Совместностью? Под Совместностью будет пониматься тайна согласованного, гармоничного и естественного взаимодействия психики и тела. Именно некая тайна. Потому что ни мы, ни кто другой, до сих пор не знает, как взаимодействуют психика и тело, и как это взаимодействие на практике реализуется. Для того чтобы предпринять хоть сколько-нибудь не поверхностный обзор существующих версий, нам всем сейчас пришлось бы взять отпуска за свой счет и сложить их вместе. Поэтому освещать достигнутое в этой сфере мы даже и не попытаемся – его столько же много вообще, сколько мало для пользы.
Но мы всё равно должны разобраться с тем, как существует психика в качестве целого со своим телом, потому что без этого исходная проблема нашего исследования – ошибки человека – не может быть решена корректно. Ведь не только психика из своих тайных глубин может приводить к ошибкам тела (любые ошибки совершаются действиями тела), но и тело (кто знает?) может вызывать ошибки психики.
Кто в это не верит, пусть выпьет двести граммов водки натощак, и все аргументы ему откроются сами.
А, поскольку новое понятие Совместности относится у нас к определению «целое», то мы должны сейчас разобраться в том – что же такое психика именно как целое с телом?
Итак, что же это за целое, которое образуют психика и тело? Это очень необычное целое, хотя бы потому, что это живое целое, которое составляет человека. Таким образом, как любое живое целое, мы будем понимать его в качестве организма. Однако это не должно стать для нас физиологическим объяснением, поскольку мы находимся в рамках философских попыток. И, чтобы в этих рамках оставаться, нам следует от физиологического факта отстраниться и определиться – что же такое организм с позиций философского обобщения?

Главная
Карта сайта
Кликов: 1897239


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта