Главная

Интеллект

Ничего не напоминает? Совершенно верно, не просто напоминает, а взывает к еще одному критерию истинности – к критерию однозначности. Согласно этому критерию истина всегда и везде есть только то, что она есть, и ничем другим быть не может ни при каких иных обстоятельствах – у нее нет никаких иных вариантов, кроме того единственного, который есть то, что она есть. Например, «через две точки можно провести прямую линию» – это истина, которая имеет только один свой вариант и никакого другого варианта не имеет. Эта истина – однозначна в бесконечных количествах реального воплощения и поэтому это истина подлинная.
А что-то ложное может множиться в своих воплощениях, несмотря на то, что, на первый взгляд, выглядит полной истиной. Например, утверждение «этот автомобиль светло-серый» есть истина только на первый взгляд, потому что это не однозначный вариант – автомобиль может завтра же оказаться темно-синим. Таково отношение к истине в философии, ибо мы находимся по-прежнему в сфере применения философских методов. Сферой искрящегося остроумия и задиристой находчивости мы пока что не интересуемся – не на пикнике. Закончим исследование, там посмотрим.
И поэтому, не имеющее никаких вариантов, кроме себя самого, «истинное Я» – это наша истинная психика. А, способное быть чем угодно, «вымышленное Я» – это наша фиктивная личность.
Это не очень легко принять, потому что любой из неисчислимых вариантов психического сплетения с миром, создающих фиктивное «вымышленное Я», есть всегда адекватное отражение интеллекта от внешнего мира. Ведь «вымышленное» – это совсем не означает обязательно выдуманное. Вымышленное означает: созданное мышлением. Вымышляемое вполне может соответствовать объективному положению дел, из-за чего при всём разнородном содержании «вымышленного Я» большинство из его понятий всегда можно опереть на какую-либо несомненную данность, от которой во внешнем мире отразился интеллект.
Но это совершенно не важно для истины, поскольку совершенно не важно, верно отразился, или не верно отразился от мира интеллект, ибо любое отражение всегда вымышляемо, то есть всегда выступает продуктом анализа и осмысления. А всё, что вымышляемо, то всегда ложно. Никогда в этом не сомневайтесь. Даже в случае самой крайней необходимости. Потому что вымыслить можно или то, или это, а истина это то, чего вообще никогда нельзя вымыслить. Вот именно поэтому настоящая истина никогда не может быть дана мышлению в его естественных формах. Именно поэтому настоящая истина всегда недоступна словам и знакам, как бы те не пытались её выразить.
И поэтому (скажем в последний раз), если «истинное Я» не вымышляемо, а есть прямая данность, которую вообще невозможно вымыслить, то оно истинно, хоть и тайно. А если «вымышленное Я» есть результат, отраженных от мира, и, пригнанных друг к другу, понятий, то оно ложно, хоть и явно.
Чтобы понять, как это происходит, вспомним, что делается, когда мы смотрим на себя в зеркало. А происходит то же самое – некто истинный смотрит на себя ложного. Потому что мы видим лишь отражение лучей, лишь оптический мираж, и этот оптический мираж представляет собой тоже всего лишь узлы световых волн, в которые они завязались на поверхности раздела сред. Отражение может быть абсолютно верным и полностью соответствовать истине, но изображение никогда не будет самой истиной, потому что истина – это источник изображения, а отраженное – всегда только фикция.
Точно также и наша текущая личность, наше «вымышленное Я» – это лишь отражение «истинного Я» в зеркале мира, потому что любое понятие – это отражение от действительности.
Однако в случае с обычным стеклянным зеркалом нам гораздо проще отличить истину ото лжи, потому что, начни мы разъедаться сомнениями, нам достаточно разбить зеркало и убедиться, что наше истинное бытие от этого никуда не делось, а фиктивное бытие на его поверхности – исчезло.
Такие поступки придают человеку стиль, но в нашем случае, помимо всего прочего, мы бы получили бы окончательное доказательство полной ложности «вымышленного Я».
То есть, если бы мы могли разбить как зеркало своё собственное «вымышленное Я», свою собственную текущую индивидуальность, и она у нас исчезла бы, а наше «истинное Я» при этом осталось бы в полной сохранности, то все наши выводы подтвердились бы практически торжественным образом …
Но как разбить это зеркало?
Если нам сейчас не хватает только этого, то – пожалуйста! Давайте посмотрим, как зеркало («вымышленное Я») иногда разбивается, а тот, кто в него смотрит («истинное Я») – остается.
Итак, например, вас зовут Иванов Иван Иванович, или, вероятно, как-либо по-другому. Это является отправной точкой вашего «вымышленного Я» и здесь наглядно видно, как интеллект завязался в психический узел с внешней себе традицией наречения имени, привязался к этому имени, и теперь самым безобразным образом отождествляет себя именно с этой фикцией.
Так создаётся выдумка, потому что имя «Иван» есть не только то, что вообще и в принципе не может быть «истинным Я», но и то, что не может быть даже «вымышленным Я». Потому что даже «вымышленное Я» не назовет ни одной причины, по которой оно истинно не «Павел», или не «Кондрат». В своей истинности имя – это выдумка, которую нацепило на себя «вымышленное Я». Одна из тех выдумок, из которых интеллект складывает сагу о своём бытии в мире.
Но интеллект наполняет «вымышленное Я» не только вот такими фиктивными выдумками. Это было бы легко увидеть, а эфемерность нашей личности бросалась бы в глаза. Нет, эфемерность «вымышленного Я» распознается из рук вон плохо как раз потому, что «вымышленное Я», хоть и есть выдумка, в которой интеллект отразился от мира и слепился с ним в некоторых узлах, но это очень достоверная выдумка, так как интеллект наполняет эту выдумку очень конкретным набором реальных сведений, сомневаться в которых нет ни повода, ни смысла.
Это сведения: о семейных связях, об образовании, о навыках, об умениях, о самом различном жизненном опыте, о людях с которыми свела судьба, о плодах пережитого, о планах на будущее, о характеристиках тела, чертах характера, о желаниях, предпочтениях, верованиях, книгах, фильмах, пейзажах, о музыке, о детстве, школе, похоронах, свадьбах, о фонаре, который светил ночью, о девочке, которая одевала смешную шапочку, о мяче со шнуровкой, о дожде однажды в августе, о парте, на которой было выцарапано «прочитал? сдохни!», о молотке в сарае, о капусте со свеклой, о пыжах и патронах, о гвозде и кроссовках, о мотороллере с пирожками, саданувшем соседа на перекрестке, и так далее и тому подобное – всё то, что составляет киноленту прожитой жизни.
Да, всё это вполне достоверно. Интеллект поработал хорошо. Но это есть не более чем фикция, потому что назавтра постучится в двери амнезия, и всё это «вымышленное Я» исчезнет разом…
Зеркало разобьется.
После амнезии интеллектом будут утеряны все те узлы, в которые он некогда завязался с внешним миром, и личность перестанет интеллектуально раскрываться собственному сознанию. Но при этом у сознания останется очень достоверное нерациональное осознание «истинного Я», осознание собственного бытия в качестве обособленной от мира индивидуальности. Это осознание в какой-то момент перейдет в определенное знание о себе, которое не будет какое-то время интеллектуальным, ибо мысль поначалу не сможет найти в нём ни одной знакомой себе формы, но это будет самое достоверное и самое неоспоримое для человека, знание.
Это и есть та ситуация, когда зеркало разбилось. Это и есть та ситуация, когда «вымышленное Я» исчезло, а «истинное Я», как было, так и осталось.
Человек в этой ситуации будет с безмерной несомненностью обнаруживать собственное «Я», но ничего не будет о нём знать. Потому что «истинное Я» нельзя знать сознанием. Сознанием можно знать только «вымышленное Я», но его еще не существует. А его еще не существует, потому что «истинное Я» еще не направило луч интеллекта на зеркало мира и не обнаружило там никакого собственного отражения в соединении со структурными элементами этого зеркала, кроме собственного тела.
И выходит так, что психическое бытие «вымышленного Я», психическое бытие нашей текущей индивидуальности, собственно говоря – сама наша жизнь, есть не более чем фиктивное бытие какого-то не обязательного отражения на покрытой амальгамой, стекляшке. И хорошо еще, если зеркало не кривое… Хотя – какая разница?..
Постигнутые этой доброй мыслью, закончим теперь всё, что касается познающих отношений интеллекта со своей психикой, и с бесконечной невозмутимостью обратимся к остальным её познающим элементам.

Главная
Карта сайта
Кликов: 2778805


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта