Главная

Интеллект

В остальных состояниях (вне этого мига) интеллект направлен куда угодно, но только не на собственное «Я», потому что для него это неестественно – ведь, для осознания собственного бытия интеллекту приходится идти в противоход самому себе и преодолевать свою устремленность вовне. Учтем, что интеллект устремлен вовне именно из этого «Я», из собственной психики, и поэтому в противопоток собственной природе ему идти совсем не просто. Таким образом, интеллект знает многое о многом, но непосредственно о собственном «Я» он судит лишь по этому кратчайшему проблеску умственного и бессодержательного самосозерцания.
Такова природа осознания интеллектом собственного «Я».
Но при этом у интеллекта есть еще и комплексное понятие о собственном «Я», в котором развернуто полотно рациональных сведений о фамилии, имени, отчестве, возрасте, одежде, машине, доме, доходах, нажитых знаниях, хранимых воспоминаниях, о родителях, о детях, о внуках, о социальном статусе, о списке недомоганий, о росте, весе, цвете глаз, о руках и ногах, о привычках и вкусах, о пристрастиях и влечениях, об ощущениях собственного тела, об обстоятельствах текущего момента и вообще о том и о сём, что во всей неисчислимой конкретике прошлого и настоящего может составлять рациональное содержание личности человека. Всё это понимается интеллектом в качестве собственного «Я».
Такова природа понимания интеллектом собственного «Я».
И вся беда в том, что рациональное содержание понятия о собственном «Я» не имеет никакого отношения к тому «Я», которое интеллект тяжелым усилием ранее осознал.
Зададим себе вопрос – разве в том неуловимом мгновении самоочевидного осознания собственного «Я», находится хоть что-то из того, что располагается в содержании понятия об этом «Я»?
Разве содержание понятия «Я» присутствует в том прямом акте осознания собственного «Я», на который пошел интеллект вопреки собственному потоку бытия? Разве обильно начинённое конкретное «Я» нашей текущей личности присутствует в том неуследимо малом моменте самоочевидного ощущения собственного живого присутствия в действительности, которое даётся интеллекту на какой-то миг необъяснимого, но непоколебимого самоутверждения в окружающей жизни?
Ничего этого в собственном осознании нет. Самоочевидное осознание собственного бытия длится настолько кратко, что впечатление о собственном «Я» у интеллекта получается абсолютно достоверным, но качественно неопределенным. Есть лишь предельно точечное, сжатое в минимум времени и предельно очевиднейшее обнаружение собственного наличия, за точкой которого интеллект вынужден совершать откат назад, потому что начинает работать его мышление, принудительно остановленное в непосильном нырке вовнутрь себя.
После этого броска в себя самого, мышление вновь начинает работать согласно своей природе, и, направляясь из психики во внешний мир, вновь автоматически познаёт всё, что перед ним возникает. И вот, направленное теперь только вперёд и только вовне, это мышление мгновенно начинает оснащать запомнившуюся очевидность собственного «Я» атрибутами, взятыми из внешних данностей. Натыкаясь на данности мира, мышление отражается от них результатами каких-то понятий, часть из которых присваивает самому себе.
Так возникает то самое «Я», которое мы принимаем за собственную индивидуальность. То есть, интеллект формирует какое-то вымышляемое «Я» из внешних данностей, с которыми он сам же и завязался в психические узлы в своём опыте переживаний. Как это происходит в деталях, мы рассмотрим чуть ниже, а пока обратим внимание на то, что наша формула, описывающая процесс познания интеллектом собственной психики
Интеллект     →     Я     =     Я
не соответствует выведенному нами в предыдущей главе принципу, согласно которому количество родов познающих отношений между целым и его элементами должно быть равно количеству этих элементов. Вспомним этот принцип: в любом целом количество родов познающих отношений между целым и его познающими элементами не может превышать количества этих элементов.
У нас же теперь, когда мы разобрались с тем, что и как происходит в интеллектуальном познании собственного «Я», получается, что элемент познания у нас один (интеллект), а родов познающих отношений, в которые этот элемент вступает с целым – два!
Первый род познающих отношений – это попытка прямого осознания своего истинного «Я», а второй род познающих отношений – это формирование понятия о вымышляемом «Я» с последующей переадресовкой его результатов на истинное «Я».
Это совершенно два разных рода познания, а не один род познания, разделенный на две операции. Потому что осознание не рационально, а формирование понятия рационально. Отсюда и результат познания совершенно разный – результат осознания представлен одним, рационально невыразимым, но полностью исчерпывающим впечатлением о собственном «Я», а результат формирования понятия, наоборот, содержит множество полностью рациональных понятий о собственном «Я», ни одним из которых ничего до конца не объясняет и не описывает.
Подобная разница, как в способах, так и в результатах познания, убедительно говорит о том, что у нас есть один познающий элемент (интеллект) и два рода познающих отношений, в которые он вступает.
Что логически из этого проистекает? Совершенно верно, из этого проистекает, что, если элемент один, а родов познающих отношений у него два, то, соответственно, и целых тоже два. Почему именно целых два? Потому что, количество родов познания у интеллекта может прирастать только с прирастанием количества тех объектов, с которыми интеллект будет вступать в познающие отношения. Происходит это из-за того, что род познающих отношений интеллекта всегда определяется тем, как он будет прилаживаться к познанию того объекта, с которым захочет свести познавательные счеты.
Здесь всё зависит от объекта – что потребуется для его познания, то интеллект в себе и подстроит. Конкретные особенности объекта потребуют от интеллекта найти род познания, максимально приспособленный именно к его особенностям. Так и возникает тот неизменный род познающих отношений, в который всегда будет вступать интеллект с этим объектом познания.
Но если особенности объекта познания изменятся, то интеллект дрогнет и пойдет по новому пути. Алгебра, например, будет познаваться им логическим анализом, таблица умножения или алфавит – запоминанием, загадки – разоблачением аналогий, прогнозы – перебором версий, проекты – мысленным конструированием и т.д. Разные объекты познания сформируют для одного и того же интеллекта разные роды познания.
Поэтому в нашем случае второй род познающих отношений может возникать только при количественном возрастании тех целых, с которыми интеллект будет вступать в познающие отношения. То есть, по логике этого факта, у нас должно быть два разных психических целых, с каждым из которых интеллект вступает в разные познающие отношения!
И хорошо бы, но целое-то у нас одно – собственная психика этого интеллекта! Не дай Бог когда-нибудь допустить две собственные психики! Это уже всё равно, что ни одной.
И что тогда?
А тогда – одно из целых у нас лишнее. Одно из целых – обман. Мы не должны допускать никакого второго целого.
К тому же, один интеллект не может входить в состав двух психических целых!
Следовательно, одно целое у нас точно лишнее, липовое.

Главная
Карта сайта
Кликов: 2778863


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта