Главная

Интеллект

Обычная логика объяснения процесса познания интеллектом собственного «Я» настолько несносна, что от неё (от обычной логики) следует отказаться, потому что, разумеется – моё «Я» это моё Я, и никаких сомнений в этом быть ни у кого не должно. Разумеется, также, что интеллект не может перескакивать из собственной психики (на момент её познания) в какую-то другую психику, и в этом тоже никаких сомнений ни у кого быть не должно.
Но, соответственно этому, ни у кого теперь не должно быть никаких сомнений и в том, что в познании интеллектом собственного «Я» есть что-то, не объяснимое обычной логикой.
А если подобные сомнения у кого-то еще остаются, то, согласно обычной логике, выбирайте: либо моё «Я» это не моё Я, раз оттуда я не получаю никакого встречного переживания своего интеллекта (который сейчас должен находиться в зоне моего «Я» – а где ему еще находиться?!); либо мой интеллект на момент познания моего «Я» весь должен уходить в другую психику, и только поэтому не способен из зоны моего «Я» (которую покинул) давать встречное переживание познания. Если не торопиться с импульсивными решениями, то выбор здесь огромен.
Однако, попав в подобную логическую ловушку, отдельные люди уже начинают понимать, что выбор здесь только один – признать, что в этом есть какая-то тайна.
Впрочем, в пределах версии о разделяющемся интеллекте нам могут предъявить еще одно возражение, состоящее в том, что интеллект в наружной своей части может быть познавательно активным, а во внутренней своей части (внутри психики) – он может оставаться познавательно пассивным. То есть, у нас здесь как бы рука ощупывает онемевшую ногу: ладонь ногу ощущает, а нога, которую мы «отсидели», прикосновений ладони не чувствует. Таковы могут быть остроумные (и поэтому бесконечные) аргументы людей, которые, или совсем не признают тайн, или полагают, что любую тайну сразу же раскрывает любое же их объяснение.
Что на это ответить? С точки зрения остроумия, можно ответить, что упиваться пассивным состоянием рецепторов занемевшей ноги невозможно какое-то время, долгое для того, чтобы делать солидные выводы. Потому что здесь всё скоро придет в норму: кровь достигнет мельчайших капилляров, и встречная чувствительность ноги восстановится. Надо только подождать.
Однако никакие годы ожидания никогда не выявят никакого встречного переживания собственного «Я» в ответ на его познание интеллектом.
А, если судить не с точки зрения остроумия, а из хорошей логики, то эту версию вообще нельзя допускать, ибо (при серьезном отношении к делу) пассивность и активность никогда не могут быть одновременным состоянием одного и того же объекта. Любая реальность вообще может иметь только одно состояние в череде этих двух возможных – либо активное, либо пассивное. Но никогда не в смешанном виде. Невозможно и спать, и подтягиваться на перекладине сразу. Невозможно, чтобы спичка и горела, и не горела в один момент. Невозможно, чтобы один и тот же ветер и дул, и не дул. Невозможно, чтобы человек и дышал и не дышал в один момент.
Поэтому, если интеллект активен в той своей части, которая познаёт психику со стороны, то он одновременно должен быть активным и в той своей части, которая оставалась бы на этот момент внутри.
Но активность интеллекта переживаема нами только с позиций, наблюдающих «Я» со стороны, что вполне естественно, поскольку познавательная активность интеллекта может проистекать только из позиций, противостоящих объекту познания. То есть, если мы познаём собственную психику, то интеллект, по логике вещей, должен находиться от неё в обособленной и противостоящей позиции. Но любая позиция интеллекта – это всегда позиция в какой-либо психике. И, следовательно, когда интеллект познаёт собственную психику, его позиция должна находиться в другой психике и т.д.
То есть – и в этом случае от логического парадокса никуда не деться. И поэтому версия о том, что интеллект двумя отделениями располагается на момент познания своей психики одновременно и вне, и внутри неё, должна у нас, окончательно и с почестями, не пройти.
Чтобы хоть чем-нибудь позабыться в этой жизни, можно придумывать еще «остроумных версий», но рано или поздно период праздности мышления должен заканчиваться, и оно должно переходить к делу.
А если переходить к делу, то – как решить этот парадокс? Как происходит познание интеллектом собственного «Я»? Ответ прост – это происходит так, как это происходит, и это универсальный ответ на подобного рода вопросы. Однако дальше этого ответа, обычно, наступает знаковый момент: кто-то начинает создавать бульварнейшие версии о том, «как это происходит» на песке стандартов образования, а кто-то пытается увидеть, как это происходит на самом деле. Мы пойдем вторым путем. Он сложнее, но зато с первым, обычно, позора не оберешься.
Главное правило для познания какого-либо процесса в том виде, в каком он пребывает на самом деле, состоит в том, чтобы научиться, поначалу, всё принимать, но ничего не объяснять. Сначала надо зафиксировать происходящее в нетронутом виде, а потом уже пытаться переходить от недоумения к ясности. Иначе (если с этим поторопиться) собственные доводы, вытянутые из хлама готовых ответов, вместо верного понимания нагромоздят обычный хлам какой-нибудь самодовольной концепции, крайне далекой от всего, что происходит на самом деле.
А что здесь происходит на самом деле? А здесь происходит то, что интеллект производит познание собственной психики с помощью двух родов познания: одним из них интеллект осознает собственное «Я», а другим понимает его. В мгновенном переходе от осознания к пониманию и скрывается весь парадокс. Момент осознания настолько быстро сменяется фазой понимания, что внимание нашего ума проскакивает этап осознания и в его впечатлении (во впечатлении ума) два рода познания смешиваются в один. Именно поэтому логика объяснений всегда приводит к тем ужасающим выводам, которые мы видели раньше.
Многие уже поняли, о чем идет речь и к каким выводам всё должно придти. Но не будем комкать завораживающую процедуру распознавания тайны, и сделаем всё по порядку. А для этого расщепим (для начала) два этих, ошибочно слившихся в один, рода познания, и рассмотрим подробно, что происходит, когда интеллект осознаёт собственное «Я».
Что значит «осознание»? Осознание – это есть бессодержательное, но самоочевидное и безошибочное впечатление о присутствии собственной личности в окружающем бытии.
Что значит «бессодержательное»? Это значит – не наполненное никакими конкретными понятиями.
Разберемся – откуда произрастает это самоочевидное и безошибочное осознание человеком собственного «Я»? Оно произрастает из какого-то трудного момента сознания, в котором оно бросается внутрь себя и очень кратко сталкивается там с собственным бытием, неизъяснимым ни логически, ни рационально, потому что в этой встрече переживается предельно мимолетное озарение, очевидность которого не передаваема ни в каких смыслах обычного порядка.
В этом несложно убедиться обычным опытом: попробуйте сейчас мысленно найти собственное «Я» внутри себя, и вы кратко и достоверно осознаете, что вот оно – есть, но не узнаете при этом о нём ничего конкретного, будучи тут же отброшенными от него какой-то неодолимой силой.
Такова цена этого очевиднейшего знания – достаточно интеллекту попытаться направить свой взор на собственное «Я», как интеллект теряет все способности к формам обыденной речи, и передает затем этот кратчайший момент высвечивания собственного бытия одной лишь фразой – «Я есть». Эта фраза имеет буквальный смысл, который нельзя далее наполнить никаким содержанием, потому что истинное содержание этой фразы есть некая несомненность высшего порядка, не описываемая никаким известным опытом.

Главная
Карта сайта
Кликов: 2778038


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта