Главная

Трудности метода

Но материализм так серьезно к своим обязанностям не относится. Вместо этого он описывает психическое явление как материализм (упоминает клеточные процессы, сопровождающие то или иное психическое явление), но объясняет это психическое явление уже как идеализм – использует для объяснения нематериальные понятия. Например: «люди услышали крики «пожар!» и в панике бросились к выходу». Что значит «в панике»? Объясните нам это, чем-нибудь материальным. Ну, хотя бы, той частотой колебаний воздуха, с которой на мембрану уха воздействуют звуки от слова «пожар», или скоростью молекул мозгового вещества, с которой они начинают гоняться по голове от колебаний этой мембраны, или чем-нибудь еще. Укажите точные физические параметры тех или иных материальных объектов центральной нервной системы, которые вызывают состояние паники именно от какого-либо физического воздействия на них звуков «п», «о», «ж», «а» и «р», испущенных однорядно. О том, что у этих звуков есть смысл, способный вызывать возбуждение, здесь упоминать не надо – понятие «смысл» не имеет материальной структуры. Оно из другого мировоззрения. Попробуйте обойтись понятиями своего мировоззрения.
Но материализм не может обойтись кругом своих понятий, и поэтому материализм – это метод, который отказывается сам от себя там, где заканчивается описание и начинается объяснение. А если сам материализм на высших ступенях исследования уже обходится без самого себя, то и мы без него тоже сможем обойтись. Причем на всех ступенях. Сразу.
Осталось, правда, вспомнить о целевой установке, которая всегда и везде может быть у любого метода познания. Что же это за целевая установка, которая есть у материализма? Ну, конечно же – познать материю! А мы что хотим познать? А мы хотим познать психику, нечто нематериальное. Следовательно, если материализм хочет изучать только материю, то пусть материю и изучает. А мы сейчас хотим изучать психику. Поэтому нам этот метод сейчас не с руки.
Однако обзор претензий материализма на изучение психики сегодня нельзя считать завершенным, если не упомянуть о гибридном подходе, соединяющем в себе эзотерику (тайные знания) с «какой-то физикой». Приходится говорить обтекаемо о «какой-то физике», потому что, кроме традиционной физики может оказаться гораздо больше физик, чем вам это когда-то казалось, если вы пойдете в физику через эзотерику. Помимо вообще «эзотерической физики», вы сможете обнаружить «астральную физику», «ментальную физику», «информационную физику», «физику магии», «фрактальную физику», «психоэнергетическую физику», «физику парапсихологии», «новую физику», «физику духа», «физику сознания», «физику элементалов», «физику тонких тел» и, может быть, даже, еще какую-то физику, если поищите более тщательно.
Несмотря на эти волшебные слова из эзотерических энциклопедий, которые пристегиваются здесь к слову «физика», на самом деле это обычный материализм, только использованный извращенным способом. Потому что соединение физики с чем угодно в итоге все равно даёт физику – науку о физической природе исследуемого явления – то есть, сваливается в материалистические обоснования.
И вот какой-нибудь подобный гибрид смело берется объяснять с помощью «какой-то физики» всё на свете, в том числе и психику. Причем, обычно, объявляется материальным даже то, что не решается объявить материальным сам материализм (например, мысль и волю).
Что же такое «какая-то физика»? Что она такое в каждом своем частном случае совершенно не важно, потому что, подходя к «каким-то физикам» суммативно, можно сказать, что это способ мышления, который бестрепетно опирает эзотерические теории на термины традиционной физики (чем показывает притязания на научность), а физическим понятиям в составе этих теорий дозволяет вести себя любым, доступным только воображению, способом. В результате подобного содружества, традиционная физика и превращается в очередную «какую-то физику». В системе этого мышления, естественно.
В круге брачных контрактов таких «физик» с эзотерикой наиболее известны следующие пары: астральные энергии (и тела), сверхтонкие тела (и энергии), эгрегорные материи (и объекты), ментальные вибрации (и фракталы), эфирные структуры мысли (и эмоций), казуальные вихри судьбы (и вариантов событий), параллельные вселенные (и дополнительные измерения), информационные поля, флуктуации вакуума, петли времени, торсионные суперпозиции ядер воли, духовные квазичастицы, гравитоны сгущения мыслеобраза, информатоны формирования ситуации и т.д. и т.д. Продолжать можно, но незачем – принцип ясен.
Всё здесь красиво, кроме одного – ничто из перечисленного, пока еще, традиционной физикой не обнаружено. Собственно говоря, обычная эзотерика этим только гордилась бы. Но по замыслу любой «какой-то физики», именно основами её концепции немедленно должна пополниться традиционная физика, чтобы мир потерял все свои тайны и превратился в систему научно объяснимых фактов. Это и есть цель эзотерического материализма.
Таким образом, согласно эзотерическому материализму, в изучении психики следует уповать именно на физику, которая должна обогатиться достижениями «какой-то физики».
То есть мы здесь видим невиданную пока нигде (!!!) исследовательскую идеологию, которая при изучении психики предлагает верить в успехи именно той науки, которая создана именно для того, чтобы изучать именно то, что не есть психика.
Потому что физика – это именно та наука, границы которой очерчиваются областью психического.
И вот, именно потому, что сознание и психика – это то, что ограничивает сферу применения физики, эзотерический материализм предлагает изучать сознание и психику с помощью физики.
Это революционно.
Революция здесь в том, что впервые (и всерьез) для работы предлагается инструмент, имеющий совершенно иное назначение. Стамеска вкладывается в руки того, кто собрался фотографировать, а клеящий карандаш вручается тому, кто пришел сверлить металл.
Почему так? Потому что любое физическое знание должно быть математически вычислимым. Иначе – перестаньте называть себя «физикой».
А математически вычислимое знание должно иметь очень большую группу операндов для расчета такой сложной теоретической модели, как психика. Поэтому, чтобы стать залогом великих научных открытий не только во всех областях знаний, но и в психологии тоже, любая из «каких-то физик» должна ввести в систему своих операндов такие, как, скажем: сознание, эмоции, воля, чувства, умозаключения, представления, желания, мотивы, убеждения, влечения, порывы, симпатии, настрои, озарения, сожаления, сомнения, томления, подозрения, вожделения, стыд, страх, иронию, склочность и т.д.
Как видим – задача простая. Но, несмотря на это, ни одна из «каких-то физик» до сих пор этого не сделала. А нам тоже некогда этим заниматься – туда-сюда, уже и ночь, а у нас только пятая глава.
И поэтому мы переходим к тем системам исследования, которые некогда создавались непосредственно для работы с психикой, и которые уже самим своим происхождением предназначались именно для неё.
Психологию мы рассмотрели в предыдущей главе, а теперь у нас в кандидатах ходят два родственных ей подхода – психотерапия и психоанализ.

Главная
Карта сайта
Кликов: 2250080


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта