Главная

Трудности метода

Поэтому атомы хоть всей, хоть только видимой, Вселенной, со своими однотипными и простыми взаимодействиями, выглядят бледненько на фоне сложности нейронной системы. Все взаимодействия атомов происходят в составе какой-то одной молекулы, наподобие болтовых соединений, а каждый нейрон какого-либо мозга обязан сладиться со всеми остальными нейронами мозга (число которых равно количеству звезд Млечного пути, если мы не забыли), вместе с которыми он должен объединить организм в единое целое, обладающее целесообразным поведением. Сложность задач несопоставима.
Кроме того, связи нейронов – это мыслящие связи, это связи, которые учатся и запоминают, формируют мысли и представления, делают умозаключения и выводы, принимают, запоминают, обрабатывают, оценивают и кодируют информацию. А связи атомов физической Вселенной не имеют к процессам сознания никакого отношения. Именно поэтому один единственный человек может вместить в себя (какое ни есть) понятие обо всей Вселенной, а вся Вселенная не может иметь никакого понятия об одном единственном человеке.
Кроме того, нейронные связи – это связи, которые грустят, восхищаются, любят, гневаются, завидуют, шутят, подозревают, ревнуют, страдают, наслаждаются, испытывают патриотические подъемы, периоды творческого вдохновения, мировоззренческого кризиса, и т.д.. А связи атомов – это связи сугубо физические, примитивные, действующие под механическим (под стандартным) принуждением сложившихся обстоятельств.
Таким образом – сложность связей только одного мозга только одного человека несопоставимо выше сложности связей всей Вселенной на её атомарном уровне.
А теперь вернемся в тему, и вспомним, что мы должны поверить в то, что некий материалистический метод сможет изучить, понять и дать компетентное объяснение некоторому вообще непредставимому количеству отношений некоторого количества элементов, равных своим числом звёздам Млечного Пути. Это возможно?
Само собой понятно, что это невозможно. Не поверить в это невозможно, потому что поверить, как раз, у многих получается с лёту, а невозможно понять нейронную структуру мозга. Почему? Потому что способность понять – это способность вместить в систему своего распознавания объект познания в том виде, в котором он цельно функционирует. Понять – это полностью охватить объект познания схемами своего анализа, и полностью иметь его раскрытым перед собой в чётко обозримой одномоментной картине всех циклов его жизни. Способность понять – это способность захватить нечто понимаемое манипуляторами своей логики и расставить всё от начала и до конца внутри себя по отдельным логическим полочкам. Способность понять – это способность пересилить сложность чего-то понимаемого сложностью собственной системы осмысления. Понять – это перекрыть сложность бытия объекта сложностью своей мыслительной организации.
То есть понять и дать компетентное объяснение какой-либо сложной системе может только система, организованная еще более сложно.
Следовательно, исходя из материалистической методологии (в которой придется познать нейронную структуру мозга), нам, для изучения материальной основы психики, пришлось бы развернуть систему исследования, превышающую своей сложностью всю Вселенную, ибо перед нами возникнет объект познания (нейронная структура), несравнимо сложнее всей Вселенной.
Здесь следует сделать общую паузу, чтобы сказанное осмыслилось должным образом. Представляется, что короткой паузы достаточно.
Если пауза закончилась, и осмысление прошло правильно, то следует четко определить, что никакой исследовательской системы, способной изучить работу материальной структуры мозга, нет, и быть никогда не может, потому что нет ничего сложнее самого мозга.
Таким образом, в области изучения психики, материализм не способен решать те задачи, которые исходно должен сам себе поставить, поскольку он не сможет создать систему исследования, соответствующую изучаемому объекту.
Однако, резонен вопрос – а почему мозг не мог бы изучать самого себя безо всякой исследовательской системы? Приняв самого себя за исследовательскую систему высшей степени сложности, разве мозг своими собственными средствами не смог бы попытаться изучить самого себя?
Увы – нет, потому что для изучения самого себя мозг должен сорганизоваться сложнее самого себя. А это невозможно в принципе. Мозг есть то, что он есть, а поэтому быть одновременно, и сложнее, и проще самого себя, он не может.
Сорганизовавшись сложнее самого себя, мозг тут же превратится в нечто более сложное, подлежащее изучению уже чем-то еще более сложным. Теперь мозгу надо снова встать над собой и снова сорганизоваться еще сложнее, чем он есть в данном состоянии, но он тут же окажется в состоянии новой своей сложности, которую можно осилить, только переступив порог достигнутой сложности, и так далее и так далее до бесконечности.
Если материализм хочет изучать психику с материалистической позиции (а он именно так и должен хотеть), то он может считать эту попытку однозначно абсурдной уже на первых попытках объяснения мозга. И поэтому мы должны отказаться от материалистического подхода, то есть отказаться от попыток понять нейронную структуру в какой-либо степени, достаточной для уровня наших задач. Она никогда не будет познана.
А, возможны ли для материализма какие-то другие пути в исследовании психики, которые пролегают мимо изучения материальной структуры центральной нервной системы? Нет, невозможны. Потому что это было бы подменой его основного тезиса. Ведь, если материалистический тезис утверждает, что всё в мире только материально (или причинно материально), то материализм должен изучать тот уровень материи, на который он кивает, материально объясняя какой-либо эффект. И если в нашем случае он кивает на нейроны, то и объяснить всё он должен именно нейронами. И больше ничем.
При этом он обязан полностью табуировать в системе своих объяснений любой аргумент, который не имеет никакой материальной структуры. Он должен идти в истолковании психических процессов строго в соответствии со своим главным принципом – только через материальные объекты, и только через материальные взаимодействия. А то, что нематериально – то нельзя использовать в материалистической системе объяснения.
Например, процесс возникновения идеи гравитации в голове у Ньютона, после попадания ему на голову яблока, надо объяснять только через определенного вида соударения молекул в его мозге, а далее выводить научное озарение через электрические параметры сигналов сенсорных нервных волокон, через характеристики импульсов вставочных нейронов, через численные значения энергии активации ферментов восходящих путей и т.д., не трогая больше ничего остального. Этого должно быть достаточно, иначе метод не будет чист.
Рассказывать здесь о мысленных ассоциациях или о логических умозаключениях не надо, ибо это ясно и без материализма. Это было бы ясно даже тогда, когда материализма вообще бы не было. Потому что мысленные ассоциации и логические умозаключения – не материальны. А если материализм есть, и он обязуется объяснять всё только материально, то пусть и опишет это именно материалистически – пусть укажет те расчетные показатели биохимической работы мозга, которые порождают своей конфигурацией идею всемирного тяготения.

Главная
Карта сайта
Кликов: 2250047


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта