Главная

Психология

Это хорошо подтверждается той точкой излома, которая всегда возникает при вылазках психологии в экспериментальную фазу. Здесь сразу же появляются трещины, в которых исчезают не только теоретически предзагаданные идеи, но и даже практически добытые результаты.
И в этом виноваты еще одни пороки научного метода психологии, которые не устранимы никакими рационализаторскими находками. Рассмотрим эти пороки подробнее.
Итак, любая психическая реальность мира – это всегда только какая-то конкретная человеческая психика, всегда какая-то личность. Но ни одна конкретная психика и ни одна конкретная личность никогда не бывают вот так вот просто конкретными без какой-то конкретной ситуации, через которую они себя проявляют. И поэтому для изучения какой-то конкретной психики (если кто-то надумает этим заняться) всегда придется рассмотреть ту ситуацию, в которой эта психика конкретно действует. Не потому даже, что ситуация может рассказать исследователю что-то о психике, а потому, что ни один исследователь никогда не сможет вне какой-либо ситуации психику вообще заметить.
Психики без ситуации, предъявляющей её исследователю в качестве объекта изучения, просто не видно. Без ситуации, в которой психика действует, она скрыта от глаз исследователя: мы знаем только, что она есть (должна быть, потому что её не может не быть), но изучать её мы не можем – она нам не показывается, потому что она сейчас не работает.
Психика это не компьютер, который можно изучать и выключенным, и включенным – и в обоих этих состояниях будет, что изучать. Дух человека, если брать его для исследования, не может браться выключенным и не проявляющим своей деятельности в какой-то конкретной ситуации.
Это, конечно, проблема, но еще большая проблема состоит в том, что для изучения абстрактной психики и абстрактного сознания, психология должна создать какую-то абстрактную ситуацию, в которой эти универсальности могли бы себя проявить. Психология должна иметь данную абстрактную ситуацию для того, чтобы через нее хотя бы заметить то, что она изучает.
Таким образом, даже если с натяжкой предположить некую универсальность какой-то психики «вообще», то надо хотя бы с такой же натяжкой, предположить для неё и соответствующую универсальную ситуацию, в которой она бы себя проявляла и изучалась.
Существует ли что-либо подобное в психологии? Нет, не существует. И не может существовать. Хорошо это, или плохо? Это не только плохо, но и хорошо, поскольку это окончательно плохо для самой науки, но очень хорошо для её исследователей, поскольку свидетельствует об их склонности к здравому смыслу.
Зато в психологии существует некоторое количество «сходных ситуаций», в которых теоретически исследуется поведенческая модель человека того или иного душевного склада.
Хорошо это, или плохо? Плохо, потому что, тем самым, вся обширная психическая практика реальной жизни реального человека сводится к узкому кругу абстрактных и стандартно сходных ситуаций. Например, психология может обогатить цивилизацию следующим открытием: если человек победит, то он будет радоваться, а если проиграет, то будет огорчен. Сильно подмечено. Но немного абстрактно. Однако дальше абстрактного стандарта вот этой сходной ситуации психология идти не может – варианты конкретной жизни бесчисленны, а универсального закона для всех для них сразу вывести не получается. И никогда не получится. А подобное бессилие в отношении реальной действительности не красит никакую исследовательскую науку.
Но помимо того, что стандартные условия сходных ситуаций нельзя выдавать за вечные условия человеческой жизни, следует сказать еще одно: абстрактно сходные ситуации, как экспериментальная зона исследования, могут создавать только науку, абстрактно сходную с действительностью. А это совсем не красит не только исследовательскую, но и любую другую науку.
Но это привычный недуг для психологии, несмотря на то, что он из теоретической её области переносится и в практическую, не так ли?
И, как следствие этого недуга (если говорить об экспериментальном подтверждении теоретических выкладок психологии), реальный человек может в 10-ти сходных ситуациях поступить десятью совершенно разными способами, несмотря на то, что наука психология теоретически вывела для него какой-то доминантный вариант. Это вовсе не исключено. Не исключено и то, что этот человек в 9-ти из 10-ти сходных ситуаций сделает всё так, как предполагает наука психология, но в следующий (такой же!) раз, вдруг, вытворит что-то, прямо противоположное и это ему понравится. И он впредь будет поступать только так. И психология с этим ничего не сделает. Потому что она лишь абстрактно сходна с действительностью. Она может только гадать.
Из-за этого в психологии невозможна исследовательская статистика, способная выявлять твердые закономерности, как это бывает в естественных науках. А без закономерной статистики в психологии не может происходить главного, что происходит в исследовательских науках – не может происходить последовательного устранения разницы между теорией и наблюдением. Ведь, только тогда, когда теория, или полностью объясняет наблюдение, или точно его предсказывает, можно говорить о том, что перед нами зрелая и правильная исследовательская наука.
А что в этом плане может дать психология, у которой никакое наблюдение не может быть гарантировано дважды? Она ничего не может сделать для сближения теории с наблюдением, потому что эксперимент в психологии есть не подтверждение и даже не проверка теории, а фиксация самостоятельно протекающего события, подлежащего новому исследованию. Человек непредсказуем.
Эксперимент в психологии – это всегда какое-то новое, но уже неповторимое впредь событие, совпадающее с какой-то теорией, или не совпадающее с ней. И поэтому теоретическая часть психологии повисает ни на чем, оборачиваясь на практике нетвердыми и необязательными высказываниями о возможном повороте событий какого-либо исследуемого дела. Здесь трудно выжать аплодисменты, объявив себя исследовательской наукой.
А у нас цели исследовательские! Следовательно, нам дальше придется больше рассчитывать на себя, чем на эту науку.
Кстати, все успехи действующих психологов – это тоже всегда их личный, уникальный и неповторимый дар, основанный на высоком искусстве собственной интуиции и на личном таланте. Но это никогда не результат точного следования какому-либо нормальному алгоритму из свода психологии.
Практические психологи, похоже, на эту науку тоже не очень рассчитывают. У них у каждого своя наука.
В общем, если мы привели достаточно аргументов против психологии, то нам следует найти другой метод для исследования психики. А если мы привели недостаточное количество аргументов против психологии, то за отсутствием, хотя бы одного в её пользу, мы всё равно поищем что-либо другое.

Главная
Карта сайта
Кликов: 2304712


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта