Главная

Тело

Вся эта внутренняя пустопорожняя болтовня настолько захлестывает интеллект, что поглощает всё его внимание и полностью выключают из происходящего на дороге.
Через тридцать-сорок минут, очнувшись, мы замечаем, что, оказывается (по логике вещей), каким-то, не вспоминаемым образом, доехали, припарковались, поставили на сигнализацию, взяли портфель с документами и подошли к дому, потому что уже надо набирать код подъезда.
Всю дорогу мы включали и выключали дворники, нажимали и отжимали кнопку омывателя, открывали и закрывали печку, объезжали лужи, останавливались на красный, трогались на зеленый, тормозили и ускорялись, поворачивали и объезжали, переключали, пропускали и перестраивались, и вообще выполняли массу действий, которые имели сознательную адекватность текущей ситуации, но наше сознание в этом время занималось только проблемой дяди Кости и прочих воспоминаний. Управляло автомобилем в кошмарной обстановке дождливого вечера какое-то иное сознание. Не наше. Наше было занято совсем другим.
Не убедительно?
Тогда еще один пример – вы переходите дорогу на оживленном месте. Где притормозив, где, наоборот, припустив побыстрее, вам удается не только быстро оказаться на противоположной стороне, но еще и вскрыть на ходу упаковку жареных семечек, пробежав параллельно глазами только что купленную, программу телепередач. При этом интеллект не проводил никаких математических расчетов для сопоставления скоростей проезжающих автомобилей и не прокладывал никаких оптимальных маршрутов – он читал программку. Но, пока он читал телепрограмму, какое-то сознание всё подсчитало и перенесло вас через проезжую часть максимально оптимально. Да к тому же, это сознание вскрыло упаковку с семечками и здесь вообще наступает апофеоз слепоты интеллекта, не способного увидеть, что в его теле есть кто-то еще.
Давайте мысленно сейчас представим, что мы вбросили в рот семечку подсолнечника. Проконтролируйте, как толстый язык подхватывает маленькую семечку и разворачивает её таким образом, чтобы с космической точностью поставить вертикально и по центру давящих поверхностей зубов: проконтролируйте, как произведен сложнейший и тончайший расчет усилий, с которыми несколько раз необходимо воздействовать на корпус семечки, чтобы скорлупа треснула, а зерно осталось неповрежденным; проконтролируйте, как произведен расчет тех микронов, на расстоянии которых остановились зубы от зернышка, разломив скорлупу; проконтролируйте, как язык аккуратно очищает сердцевину от скорлупы, а затем поднимает это маленькое зернышко и вкладывает его точно между жевательными поверхностями зубов (а параллельно удаляет плевком скорлупу); проконтролируйте, как рассчитывается сила жующего нажатия, как снимаются, перегруппировываются и вновь возвращаются языком на жующую поверхность кусочки зернышка и т.д.
Даже наблюдая всё это своим сознанием, вы этого не можете проконтролировать – не успеваете, поскольку сложность этих сознательных операций выше возможностей вашего интеллекта. Вы это просто наблюдаете, Присутствуете при чужой работе. А если начинаете вмешиваться, то попадаете в ступор – не справляетесь.
А теперь представьте своим интеллектом, какое нужно программное обеспечение тому манипулятору, который этот интеллект, возьми, да и надумай построить по образцу поедания только одной стандартной семечки. Только для одной! А теперь, пусть этот интеллект представит себе манипулятор, способный универсально и естественно, как читающий человек, неосознанно разгрызать и перетирать любое количество любых семечек из мира семечек, где каждая своим размером, формой и твердостью непохожа на другую…
И, что же? Если интеллектом не контролируется работа какого-то тайного сознания даже в тех операциях тела, которые соответствуют его намерениям и вкусам, то разве смог бы интеллект проконтролировать что-либо в операциях этого сознания, не соответствующих никаким его намерениям? Никогда не смог бы. Тем более что об этих операциях он уже и не предполагал бы – они ведь тайные.
Вот поэтому мы иногда говорим: «рука сама дернулась, ноги сами повернули, зачем кнопку нажал – сам не пойму, как успел руль вывернуть влево – до сих пор удивляюсь, как стакан с чаем из рук выскользнул – ума не приложу, зачем отвертку в пиджак положил – убей, не помню, а она, вот, пригодилась и т.д.».
И вот он окончательный казус нашего бытия – правда телесного настолько мнится интеллекту правдой безо всяких сомнений, что, он, не исстрачивая никаких собственных усилий на жизнь тела и на многое в его поведении, не способен спросить у того, кто это делает вместо него – «кто ты?». Чем не казус?
Может возникнуть подозрение, что всё вышесказанное содержит начала неприемлемых подходов, которые нельзя применять к обыденным и простым вещам. Какие в этих простых вещах могут быть тайны? Но подобный затертый взгляд на обыденные вещи возможен только потому, что всё, что видит наш глаз, мышление уже не считает тайным, потому что наш глаз видит только телесное. И это для мышления есть главный казус стратегии обработки информации – когда мышление видит нечто телесное, оно уже не допускает в этом никакой тайны, даже если всё это от начала и до конца – сплошная тайна.
Подобное обессмысливание происходящего прямо на наших глазах – это самое фееричное шоу по самообману, исполняемое везде, где есть человеческое сознание.
И поэтому многие люди не могут преодолеть самообмана и полагают, что всё, касающееся обычных вещей, не может быть тайной.
Зато многие люди полагают, что они могли бы сейчас назвать ответственного за всё, происходящее в нашем теле. Они просто-таки рвутся сейчас объявить, что знают ответ на вопрос: «кто ты?».
Но прежде, чем принять от них этот скоровременный ответ, ознакомимся еще с одной главой.

Главная
Карта сайта
Кликов: 2154896


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта