Главная

Несколько слов об этих шпаргалках. Их отличие от других шпаргалок.
Особенности работы со шпаргалками. Разделы текста, их содержание и назначение.
01

Поздно вечером, когда съемочная группа фильма «Двадцать дней без войны» ехала поездом в Казахстан, двери купе Людмилы Гурченко распахнулись, и на фоне освещенного коридора, совершенно в кинематографической позе возник в семейных трусах, в майке, с полотенцем через плечо и с зубной щеткой в руках Юрий Владимирович Никулин. Он объявил изумленной Людмиле Марковне: «Вот шел мимо и решил заглянуть. В сценарии есть постельная сцена с нашими героями, поэтому начинайте привыкать к моему телу уже сейчас. К нему надо привыкать постепенно».
Давайте и мы будем постепенно привыкать к тому дизайну страниц, который в дальнейшем будет преобладать в текстах шпаргалок. Шапка текста выделена полужирным шрифтом и отработана прописными буквами – в этом стиле будут оформлены названия билетов.
Теперь о самих билетах. Естественно, что в шпаргалки собраны не все возможные варианты билетов. Билетов всего лишь 47 (сорок семь) – примерно столько же, сколько их бывает на вступительных экзаменах в аспирантуру: одним меньше или одним больше.
Каков принцип отбора?
Во-первых, отобраны те вопросы, которые составляют основу философии, как науки, а именно – достижения, которые являются уникальными и определяющими. То есть – наследие великих мастеров. Всё второстепенное, по мнению автора, в шпаргалки не вошло. Но это и не страшно, потому что всё второстепенное по этому показателю тоже редко попадает в планы кафедр для экзаменационных вопросов.
Далее, собраны билеты обзорного характера, которые втягивают в дыру какой-нибудь искусственной темы много имён по принципу формирования «могучей кучки». Например, «Русская религиозная философия», «Философия нового времени» или «Аналитическая философия». Сложность этих билетов заключается в том, что по каждому представителю можно говорить много и не конкретно, но следует говорить конкретно и не много. Поэтому предлагается соответствующая помощь для ответов на подобные поминальные списки.
Кроме того, в шпаргалки включены те билеты, темы которых относят к философии по инерции учебных программ, или по личному пристрастию профессорско-преподавательского состава – это вопросы с марксисткой родословной. Марксизм, как известно, пошел в отношениях с диалектикой дальше поцелуев, и всё, случившееся от этого, до сих пор твердо и неуклонно приводится его опекунами за руку во все места, где собирается приличное философское общество. Поэтому марксистских по генеалогии билетов тоже в содержании шпаргалок вполне достаточно. Без этого нельзя, если мы говорим об учебной программе.
Ну, и, наконец, в шпаргалках отражен и тот перечислительно-описательный раздел философии, который напоминает инструкции к стиральным машинкам и к другим устройствам большого перечня действий. Это раздел, посвященный исследованию социального бытия – общественному устройству и общественному сознанию. Здесь философии совсем не много, но этих вопросов обычно в составе билетов совсем не мало, и поэтому в этом пособии они представлены широко.
Теперь об особенностях этих шпаргалок. Все их особенности проистекают из их основного назначения – выучить, а не протащить с собой на экзамен. Для шпаргалок, которые следует просто пронести на экзамен, сегодня не нужно никаких пособий или специальных ухищрений – в век электронной формализации это сделать легко в обеих фазах процесса: и когда собираешь шпаргалку (функции «Копировать» и «Вставить»), и когда проносишь на экзамен (сотовый телефон, например, или айфон в очередь).
Поэтому, будем исходить из того, что данные шпаргалки - это не предмет контрабанды, а предмет изучения. С этой целью шпаргалки сделаны максимально понятными и максимально запоминающимися.
Для того чтобы они были максимально понятными, в шпаргалках сведена к минимуму научная терминология. Высокая терминологичность философских текстов – это сущая беда современности. Гегель, Кант или Декарт, например, за всю свою жизнь не использовали столько терминов, сколько их сейчас напихивает средний философский труженик только в одну свою статью. К сожалению, эта мода перекочевала и в учебные пособия. В итоге тексты, которые предназначены для обучения, становятся понятными только тем, кто обучает. Вот простой пример:
«Проблема универсалий в историко-философской традиции связывает в единый семантический узел такие фундаментальные философские проблемы, как: проблема соотношения единичного и общего; проблема соотношения абстрактного и конкретного; проблема взаимосвязи денотата понятия с его десигнатом; проблема природы имени (онтологическая или конвенциальная); проблема онтологического статуса идеального конструкта; проблема соотношения бытия и мышления - являясь фактически первой экземплификацией их недифференцированной постановки в едином проблемном комплексе с синкретичной семантикой».
Это отрывок из популярного учебно-энциклопедического пособия. Так сказать, «в помощь изучающим философию».
Шпаргалки сделаны по-другому. В них учебный материал изложен без терминологических спекуляций, просто и доходчиво, обычным великим русским языком. Потому что главная цель шпаргалок – это помочь человеку понять философию, а выучит он её потом очень быстренько и сам.
Помимо простоты текста, для облегчения его понимания, использован еще один прием, который, вероятно, является основной особенностью именно этих шпаргалок. В них сделана попытка подать философскую мысль в её развитии. Потому что чаще всего философия излагается, как сумма готовых результатов, что не очень хорошо.
Часы, отпущенные на философию учебной программой, весьма ограничены, и любой преподаватель попадает в ситуацию человека, который вынужден за 16 секунд рассказать историю своей жизни другому человеку, которого это совершенно не волнует. Даже в такой высокогормоничной аудитории, как молодежь 19-20-ти лет, шестнадцатисекундная пылкость не успеет привлечь внимания. Поэтому преподаватели ведут себя мудро – спокойно читают то, что читают, прекрасно понимая, что в данном виде оно протиснется совсем не во многие головы. А ничего не сделаешь – параллельно учебному процессу разжевывать темы или формировать интерес к предмету некогда.
Вне учебного процесса возможностей к этому не больше, если даже не меньше, потому что учебники по философии - это, все-таки, литература не философская, а дидактическая. В них философия подается средствами дидактики, а это то же самое, что подавать анатомию средствами черчения. Что-то близкое сохранится, но сама суть останется в стороне.
В дидактическом виде философия, как учебный материал, представляет собой аналогию некоего парадно-юбилейного шествия, когда человек стоит на трибуне, а мимо него стройными шеренгами и ровным темпом неудержимо проходят философы, каждый со своим лозунгом в руках.
В шпаргалках сделана попытка объяснить этому человеку на трибуне, рядовому студенту или поступающему в аспирантуру еще более рядовому человеку, откуда тот или иной человек на мостовой взял саму идею своего лозунга, и куда, собственно говоря, он с этим лозунгом идет.
Жизнь показывает, что когда это сделано, то философия понята, а когда философия понята, то ответы по ней на экзамене получаются складными и уверенными.

Главная
Карта сайта
Кликов: 1912342


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта