Главная

Человек 01

Поскольку мы подходим все ближе и ближе к цели, нам необходимо проверять правильность достигнутых рубежей. Обидно было бы, не заметив своевременно ошибку, забраться в абсолютно иллюзорные выси. Тем более что сам предмет обсуждения все ближе и ближе приближается непосредственно к нам. Мы скромно опустили в предыдущем разделе особенности программы поведения человека, принимая ее превосходство над животным миром как само собой разумеющееся. Но эта скромность - ложная. И далее мы поймем, почему. А сейчас нам неплохо бы убедиться еще раз, во-первых, что мы - творение, а во-вторых, - что мы верх творения. Иначе все, что было до этого, - пыль. Надо все проверить в последний раз.
Когда мы говорим о необходимости, убедиться в том, что мы являемся созданием Творца, то это, естественно, означает, что мы опять, правда уже в последний раз, возвращаемся к эволюционным идеям. Пожалуй, всего, что было сказано об эволюции как о "научной" теории, с лихвой бы и хватило, (это уже становится немножко скучно), но как обойти молчанием такой приятный факт, что большинство грамотного населения Земли покорно считают себя потомками обезьян? Можно абсолютно надежно похоронить эволюцию как таковую, но вытащить вбитый в темя человечества гвоздь его происхождения от приматов это не поможет. Об этом нужно говорить конкретно и предметно, потому, что вот они - учебники и тетради по биологии, на которых нечто узколобое, с огромной челюстью, с длинющими ручищами, с волосатой мордой, все в шерсти, заскорузлое, без половых признаков, с маленькими тупыми глазками, согнутое в три погибели, постепенно в серии рисунков превращается в нечто, напоминающее человека, даже в руку что-то такое там берет, выпрямляется, красивеет на глазах и становится… нами! И после этого мы беспокоимся, что наши дети могут смотреть фильмы ужасов!
Ну что сказать в опровержение этого лубка? Конечно же, прежде всего, самое главное. То, что переходных форм между обезьяной и человеком палеонтология из своих запасов предоставить не может. У нее есть обезьяны, и есть люди. Между ними - ничего среднего. Человекообразная обезьяна - не переходная форма, как это необоснованно считается у обывателя. Даже сами ученые с горечью признают, что это не переходная форма, а отдельный и биологически самостоятельный вид. Сам термин "человекообразная обезьяна" говорит сам за себя. Обезьяна - она и есть обезьяна. Она, то есть, обезьяна, любая, сама по себе, - человекообразна. Одна больше, другая меньше. Но, все равно, - обезьяна. Есть и обезьяноподобные люди. Но они не виноваты. Так получилось. Они все равно люди.
Чтобы доказать нам, что мы продукт эволюции, надо найти не человекообразных обезьян, а обезьянолюдей. Этих, же, ни сейчас нет, ни раньше не было. И, вообще, непонятно - если обезьяны, которых мы знаем, это низшие формы нашего общего рода, то где его более высшие формы? Где те самые обезьянолюди? Опять говорят - вымерли. Но вымереть-то должны были как раз низшие, а высшие, наоборот, должны были остаться по всем канонам эволюции! Естественный отбор, ведь! Как же это те, кто должен был выжить - вымерли, а те, которые должны были вымереть - выжили и сидят в зоопарках? Какой-то прямо-таки неестественный отбор получается. Впрочем, мы повторяемся, что не только не усиливает убедительность, но и создает ложную значимость теории эволюции.
. Откуда же взялись все эти рисунки в учебниках? А это фантазии художников на заданную тему. Это не портреты с натуры. Ископаемых форм тех видов, которые являются героями этого творчества, не найдено! Есть ископаемые обезьян, и есть ископаемые человека, а всех этих переходных красавцев нет. Все нарисовано по заказу и с предположительных эскизов специалистов, которые, наверное, создавая эти наброски для художников, руководствовались не научными данными, а чем-то себе духовно близким.
Происходили постоянно чудные вещи: в результате очередных раскопок находили то австралопитеков, то египтопитеков, то рамапитеков, то кого-нибудь еще, объявляли их обезьянолюдьми, и поднималась такая буря вселенского восторга, что когда спокойное и детальное исследование доказывало, что они просто обезьяны, и ничего общего с человеческим родом не имеют, то эти известия обставлялось контрастно скромно, чтобы не портить уже состоявшийся праздник. Даже не извинился никто ни разу. Просто сухо констатировали, - ошиблись, поторопились, хотели как лучше.
Особенно большой шум вызвала первая находка неандертальца. Это был совсем человек, но согнут к земле как обезьяна. Считалось, что это обезьяночеловек, которому осталось просто выпрямиться и, - добро пожаловать в семью! Опять восторгу не было предела, но более полное исследование показало, что это самый обычный человек, а позвоночник ему скрючила какая-то костная болезнь, склонившая его к самой земле. Все остальные неандертальцы, которых раскопали, были при жизни здоровыми и с прямыми спинами. Совсем, как мы, (тьфу-тьфу-тьфу). Иронии положения (найти первым из экземпляров сколиозника и на его примере моделировать весь вид!) никто даже не заметил, настолько все были расстроены. Вдобавок анализ ДНК неандертальца показал, что он нам даже не родственник. Просто какая-то угасшая ветвь человеческого рода, ничем не стоявшая ниже нас.
Большие надежды подавал кроманьонец, но и он не оправдал рекламных затрат - оказался совершенно без признаков обезьяны, просто очень древним человеком.
Больше из ископаемых ничего подходящего нет. Все остальное, что можно предложить исследовательским версиям в этом направлении, буквально помещается на одном столе! Это разрозненные кости, какой-то зуб, остатки еще чего-то непонятного и непонятно кому принадлежащего, предполагаемо относящегося к обезьянолюдям. Известен даже случай простой подделки черепа, подогнанного с помощью гипса, частей черепа человека, деталей черепа орангутанга и свиных (!) хрящей под необходимый образ. Это так называемый "пилтдаунский череп". Подделка 40 лет экспонировалась в музее палеонтологии, но, спустя несколько лет, была изобличена. И опять никто не извинился. Мотивы шулерства очень уж были понятны. Мы же этих мотивов не принимаем, и вынуждены со всей определенностью сказать - переходных форм от обезьяны к человеку не было и нет, и, следовательно, человек не произошел от обезьяны, а был сотворен так же, как и весь остальной живой и неживой мир.
К этому добавить можно еще кое-что. Эволюция - это приспособление к окружающей среде. Посмотрим, как человек приспособился к этой среде, предположив, что он был когда-то обезьяной. Во-первых, он стал ходить на двух ногах, благодаря чему потерял скорость передвижения и его теперь догоняет и, (если он не возбуждает аппетита), обгоняет любое четвероногое животное. А для самого человека теперь единственный смысл погнаться за кем-либо из питательных животных - согреться. Вдобавок к этому платой за осанку лорда стала потеря устойчивости, лишившая его двух дополнительных опор относительно четвероногой стойки. Его теперь легче сбить с ног атакой спереди, опрокинуть на спину и добраться до самого слабого места - подбрюшья и половых органов. Кроме того, своей прямостоящей позой он уже открыл любому врагу то самое подбрюшье и те самые половые органы для прямого и непосредственного нападения на них, которые раньше были защищенные верхним плечевым поясом, торсом, спиной и бедрами при четвероногой стойке. Но, привыкнув делать все до конца, человек и здесь не остановился, а приобрел с двуногой стойкой еще и дополнительные радостные болезни позвоночника (ни одно четвероногое не знает радикулита, остеохондроза, люмбаго, грыжи дисков, сколиоза и др., поскольку позвонковые диски у них не нагружаются, постоянно растягиваются и не стираются). Покончив приспосабливаться с осанкой, он посмотрелся в зеркало и возмущенно утратил шерсть, из-за чего стал люто мерзнуть в холод и получать болезненные ожоги в жару. К его телу теперь получили свободный доступ паразиты-кровососы (комары, москиты, гнус), он уже не может лечь, где хочет или прислониться к чему хочет, ему надо одеваться и стелить себе постель. У него появляются кожные болезни и заражения от любой царапины или повреждения, а так же простуды от переохлаждения и зуд от недостатка гигиены. Его легко может укусить паук, скорпион и прочая ядовитая живность. Он вынужден менять одежду по сезону и обуваться, потому, что жизнь в его прежнем образе, лишенном этих удовольствий, казалась ему менее приспособленной.

Главная
Карта сайта
Кликов: 1897187


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта