Главная

«Евангелие от Филиппа» 03

Раскроем его мысль:

Когда человека обращают в иудаизм, то здесь не происходит ничего другого, кроме того, что один еврей создает другого еврея, потому что иудаизм – это конечный знак эксклюзивной принадлежности к еврейскому народу.
Этого нового еврея после обращения в веру называют «прозелит», то есть – новообращенный. Но на самом деле это больше обращение в национальность, чем обращение в веру.
Но ведь такой же самый «иудаизм» есть и у всех других народов, только свой. И в каждом народе принятие племенной веры — это всегда есть не что иное, как формирование национального самоопределения.
И далее, по эстафете, ни один прозелит, хоть в иудаизме, хоть не в иудаизме, не сможет создать нового прозелита без того, чтобы не сформировать у него параллельно с этим национального самоопределения. Даже если он этого не хочет, у него всё равно получится именно это.
И только люди истинной веры (таковой Филипп везде манифестирует именно христианство), когда они обращают новичка, они вытаскивают его из ограниченного национального самосознания и помещают в принадлежность к истинному человечеству – к тому началу в человеке, которое в нем живет исходно и которое выше национальных условностей.
Со временем эти люди истинной религии (христиане) преобразят всё человечество, достаточно будет им только появиться в достаточном количестве.

Масштабно, глубоко, с определенной трепетностью, но это – всего лишь думы отдельного человека, фиксирующие тот или иной его духовный опыт, пусть даже и высокого полета.
Это совсем не богооткровение, и совсем не Лютер. Мысли у Филиппа не революционные. Не реформаторские. Поэтому мы вряд ли сможем опереться на этот апокриф при свержении существующего порядка канонических устоев.
К тому же, напомню, что мы сейчас с очень большой нагрузкой раскрыли только первый абзац этого текста. Нам пришлось всерьез потрудиться. А таких абзацев в нём – море. Они идут один за одним, как волна за волной, и каждый содержит в себе бездну, за смыслом которой нужно нырять буквально на подводный грунт.
Расшифровка или истолкование такого материала заняли бы у нас слишком много времени для такого простого дела, как реформация многовековой Веры. Ведь Лютеру, например, достаточно было просто прибить к воротам храма дацзыбао, и реформа пошла.
А у нас с Филиппом эргономика процесса была бы слишком расходной, а результаты были бы не столь предсказуемыми.
Кроме того, по составному содержанию собранных в апокрифе мыслей, видно, что все они возникли по принципу – «что вижу, то и пою». Причем каждый раз пою что-то, не связанное со своим прошлым состоянием. Каждая новая мысль слишком эпизодична и слишком разнообразна, чтобы фиксировать в них какую-то общность в перспективе задуманных реформ.
Следовательно – будем расставаться.
Можно рассматривать этот текст как образец зарождения христианской социальной философии, можно понимать его как интеллектуальную зарядку для ума, можно найти много применений этому «евангелию», но изначально вознамериться возложить на него функции пересмотра христианства – это можно сделать только при авантюрной опрометчивости по любому поводу.
У нас же повод – самый серьезный.
Поэтому – читать всё это, конечно же, интересно, но это – не более чем дневниковая литература.
Аминь.
В заключение хочется сказать еще кое-что по поводу составителя этого Кодекса II.
Наши тяжелые подозрения в отношении него – подтвердились.
Если раньше он нам подсовывал документы в стиле мелкого афериста, то теперь стал делать это совсем уже безбожно.
Он решил, что если прокатило в двух первых случаях, то на третий раз можно вообще не стесняться.
Потому что вот этот, третий апокриф из его Кодекса II, вот это «евангелие от Филиппа» – оно просто поражает пустотой оснований относить его к Евангелиям!
Ведь автор этого «евангелия», даже если его и зовут Филипп, он сам на это не только не замахивается, но и открыто говорит, что Апостолы «были до нас»!

Главная
Карта сайта
Кликов: 2317064


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта