Главная

Кто пишет апокрифы, и кое-что об этом 02

И в этом подобии полета над обыденностью очень приятно жить, если сохранять практическую связь с действительностью и не пускать на фарш всё, что её материально обеспечивает.
Вот так и жили первые христиане. И довольно долго.
Но со временем стало понятно, что вот уже и Павла не стало, а той самой очень громкой трубы – всё не слышно. И даже вот уже дети подросли и скоро тебя хоронить понесут, а получается, что, все-таки, надо было слушать Христа, который сказал:

«О дне же том и часе никто не знает, ни Ангелы небесные, а только Отец Мой один». (Евангелие от Матфея).

И вот пришлось смириться с обычными планами на длинную жизнь, сохраняя в душе тихое чаяние «жизни будущего века» – после Воскресения.
Чаяние, согласимся, тоже необычное, но уже и не мистическое.
И многие разочаровались. Искали вновь воспалиться лихорадочным огнем. Дозу искали.
И нашли в апокрифах.
И даже сегодня находят. У мистиков тишина в душе всегда обманчива. Потому что, когда у других светит солнце, они идут одинокою дорогою дождя, прорицая в тумане очертания истинной реальности…
Мы стали говорить о них прямо-таки с оттенком поэзии и, чтобы не сбиться на рифмы, давайте перейдем к обжорам.
В данном случае мы имеем в виду особого рода ментальных обжор, а именно – эрудитов, которые сегодня заполонили медиасферу, пытаясь олицетворять собою зов мыслящей природы.
Все эти телевизионные «эксперты», журналисты, руководители разных фондов и центров; директора (!) и президенты (!) институтов, блогеры, музыканты, плясуны, шуты, комедианты и прочие полузнайки отличаются тем, что набиты как тушки ворохом пустых знаний, начиная от «императивов экономики» и, заканчивая топонимом того самого исландского вулкана, который своим пеплом закрыл небо для европейской пассажирской авиации.
У Горького в «Климе Самгине» проскальзывает интересная мысль, что «чрезмерно развитый мозг есть такое же уродство, как расширенный желудок». Причем Горький, понятно, что не имел в виду интеллектуальную одаренность Ньютона или Аристотеля, создавших основы современной науки и приемы современного мышления. Горький здесь подразумевал то самое уродство, что и мы сейчас – помпезную эрудицию, которая забивает ячейки головного мозга и производит там утеснение умственного пространства.
И поэтому мы, вслед за Алексеем Максимовичем, сравниваем этих «умников» с обжорами.
У этих эрудитов крайний предел познаваемого ограничен пятью органами их чувств, потому что мышление у них идет методом ковшового сбора информации с последующим наваливанием её внутрь, а электризующее воздействие от этого обследуется по физиологическому принципу – зашло, не зашло; приятно, не приятно; нравится, не нравится; тяжелит или окрыляет; возбуждает или угнетает; моё, не моё; бодрит – не бодрит; сгодится блеснуть на публике, или слабовато и т.д.
На основании вот этих внутренних ощущений эрудиты составляют внешнюю иерархию своих смыслов – к чему лежит их душа, то они располагают выше, а к чему не лежит, то, соответственно, ниже.
Очень похоже на отношение к еде, не правда ли?
А с этой позиции апокрифы всегда идеальны – ими можно, с одной стороны, бездумно приперчивать всё, что угодно, а, с другой стороны, можно отказаться от нормальной пищи Евангелий и сесть на апокрифы, как на особую диету.
Прямая или опосредованная связь между головным мозгом и желудком есть у любого существа, обладающего и первым, и вторым, однако для случая эрудитов эта связь уникальна – физиология их желудка захватила нейронные связи их мозга и подчинила всю работу сознания своему принципу.
Исцеление подобного типа мышления недоступно ни одному из цивилизованных способов и поэтому мы с этим разрядом классификации покончим. Вернее – закончим. Цивилизованно.

Главная
Карта сайта
Кликов: 2718080


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта