Главная

«Евангелие от Фомы» 05

Выхода у них не было. И даже не потому, что не клеились методические дискуссии с Христом, Который вне регламента сразу же доходчиво объяснял – Я вам не заплата из новой ткани на сгнившую одежду, когда и старое порвется, и новое дела не даст.
Не в этом были расхождения.
Нарушения регламента они простили бы – не было предмета обсуждения.
Потому что Его Пришествие – черная метка иудаизму.
Ведь если Спаситель пришел для всех людей и для евреев тоже, то не будет никакого Мессии только для евреев, и, следовательно, иудаизм – это ошибка. Просто староплеменные традиции избранности, свойственные всем народам на стадии дикости, возведенные в религиозную установку.
Одно с другим – непримиримо.
Поэтому Иисус был врагом не идеологическим, а смертельным.
И вот, если найдутся решительные люди, которые примут для себя, что иудаизм для них теперь без смысла и без спасения, то они захотят идти за Мессией. А Мессия их честно предупреждал – если сегодня вы захотите идти за Мной, то завтра у вас в доме из-за этого возникнет клиническое возбуждение, в результате чего:

«отныне пятеро в одном доме станут разделяться, трое против двух, и двое против трех, отец будет против сына, и сын против отца; мать против дочери, и дочь против матери; свекровь против невестки своей, и невестка против свекрови своей». (Евангелие от Луки)

Вот и всё, что есть в этом тексте. Здесь нет никакого и намека на таинственные события когда-то в будущем где-то во Вселенной, которых нам, мирянам, не понять. Это всего лишь обычное предупреждение буквально назавтра обычному человеку по месту его прописки.
Греки здесь перебрали.
И, кстати, другая, главная фраза этого апокрифа «от Фомы» – она тоже очень греческая.
Вообще, если говорить об апокрифах, то вот этот, который сейчас перед нами – он самый известный, потому что в нем сидит та самая, наиболее популярная из апокрифов, фраза:

«Разруби дерево, я - там; подними камень, и ты найдешь меня там».

Мне даже кажется, что если бы я эту фразу сейчас не привел, то читатель в конце книги побежал бы справляться – а, как так получилось, что в книге не оказалось главного апокрифа?
У нас, дорогой читатель, перефразируя товарища Сталина – все апокрифы главные. А твоя любимая фраза про дерево и про камень – вот она, наконец-то, и прозвучала, не волнуйся...
Так вот, о чем, бишь, я? О том, что эта фраза – тоже очень греческая, потому что она в примитивном наиве декларирует пантеизм – учение о проницании разумным началом всей видимой природы.
Пантеизм – это вообще кардинальная установка эллинской философии во всём ее развитии. Ведь сама эта философия основывалась на методе правдоподобных допущений и поэтому всё, что есть в этой философии – от воды Фалеса и до Формы Аристотеля – это всё очень правдоподобно. Настолько правдоподобно, что в отдельно вырезанном виде с каждой из теорий невозможно спорить.
Но при этом существовал парадокс - любая максимально правдоподобная эллинская теория отрицала остальные максимально правдоподобные эллинские теории.
И поэтому в дискуссиях эллины выводили каждую отдельную систему из её внутреннего круга и смотрели – что было бы в мире, окажись эта теория верной? Именно там, в процессе практических определений, твердые теоретические допущения размягчались и становились часто неубедительными.
Самое показательное – реальная история о том, как соперничающие школы пытались дать определение, «что такое человек», и в процессе состязания победило Платоновское – «человек – это двуногое существо без перьев». Оно победило потому, что его невозможно было оспорить – внутри него всё построено логически верно.
Но наутро Диоген принес ощипанного наголо петуха и кинул эту ошалелую птицу прямо в круг собрания философов, объявив – «вот человек Платона!».

Главная
Карта сайта
Кликов: 2738402


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта