Главная

«Послание к Регину (трактат о воскресении)» 01

Этот апокриф написан по типу «от нашего стола – к вашему столу», но не с элитным алкоголем, а в виде письма про суть Воскресения.
Некий автор, от лица тех, кто «получили через Нашего Спасителя», через Иисуса Христа, «нашу истину и покой в этом», пишет некоему Регину, которого он называет «сыном». То есть некто более маститый пишет кому-то, менее маститому.
В самом начале письма, завуалированно и в слабых красках, вырисовывается некое сообщество верующих в Иисуса Христа, переполненное уверенностью в том, что все они уже обладают настоящей истиной и не ощущают необходимости искать сверх этого еще что-то – у них «покой в этом», как мы уже подчеркивали выше.
Эту группу людей (церковь, если говорить в христианских терминах) автор называет – «мы».
Этим «мы» уже настолько всё ясно и настолько у них от этого покой, что им даже не интересно ничего обсуждать с теми, которые, хоть и «очень высоко о себе думают», но на самом деле никакой истины еще не достигли и никакого покоя в этом не обрели. Эту, несомненно враждебную для себя, группу (церковь), которые без истины и без покоя, автор называет – «некоторые».
Как говорилось в годы холодной войны – «кое-кто на Западе» …
Тем самым в трактате видны приметы взаимной борьбы неких раннехристианских мини-церквей, которая (борьба) маскируется соперничеством местоимений – личного «мы» и указательного «некоторые».
Далее автор трактата сообщает, что в целях стабилизации своего эмоционального бытия, он даже и колотиться не стал бы ради этих самозванцев, которые «некоторые», но для Регина и для его группы он проявляет непременную доброжелательность и готов всё объяснять. Особенно про Воскресение.
Группу Регина он называет – «вы».
Вот в этом раскладе трех местоимений и состоит весь смысл сюжета данного письма.
С сюжетом разобрались. Теперь – о содержании.
Обычно сюжет текста совпадает с его содержанием, но только не здесь. Этот текст – особый. В нем сюжет и текст соседствуют, но содержание пребывает в виде совсем не обязательного привеска.
Потому что, как ни старается досточтимый автор письма объяснить что-то юному Регину, у него ничего не получается.
Автор, правда, и сам признается, что нанизывает аргументы слишком «в сложных выражениях», но объясняет своё пренебрежение ясностью тем, что «нет ничего сложного в слове Истины», а посему даже сложное и непонятное «объяснение» никак не испортит «слово Истины», потому что это просто даже не дано никому. Никто не сможет.
Но у автора получилось.
И он об этом догадывается.
Потому что в конце приписывает: «если что-то из написанного в моем объяснении Слова не ясно, я объясню это Вам, когда Вы спросите».
А почему автор об этом догадывается? Потому что у него уже есть опыт – ведь он не только вот этим «вы» от «мы» сейчас пишет, он и раньше всё это писал всяким разным «многим», которые тоже ничего не понимали. Письмецо-то – циркулярное!
И автор по опыту прошлых рассылок понимает, что и этот «вы» тоже теперь у него «спросит» – а что-то ничего и не понятно…
И поэтому у автора и для этих «вы», и для тех, которые «многие», «что изучают это, что я написал тебе», и вообще для любых непонятливых, есть одна, универсально добрая, формула прояснения: «Мир будет среди вас и милость».
То есть – идите с Богом.
Вот такой красивый сюжет. Вот такая напряженная битва личных, указательных и определительных местоимений.

Главная
Карта сайта
Кликов: 2302779


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта