Главная

АПОКРИФИЧЕСКИЕ ЕВАНГЕЛИЯ ДЕТСТВА 01

Складывается ситуация, что вот эти «евангелия детства» – это чуть ли не наш последний шанс. Ибо они завершают список «евангелий». Никаких других евангелий по плану больше не маячит. Одно еще впереди осталось, но оно не скоро. А в основном – мелочевка всякая. Не евангелия.
Обидно как-то…
Работаем уже много. Стараемся. А вдохновения на мученичество ради нового христианства так и не получили.
А было обещано…
Похоже, что нас просто обманули, и мы затеяли провальное дело, положившись на авторитет всех этих апокрифов.
Но зато – практически, завершаем. Осталось рассмотреть почти последние «евангелия». Евангелия детства.
Их, к слову сказать, всего четыре, и это хорошо. Саму четверку можно разбить на две жанровые пары, и это тоже неплохо.
Первая пара («Арабское евангелие детства Спасителя» и «Евангелие детства от Фомы») воспевает героику юных лет Христа; а вторая пара («Протоевангелие Иакова» и «Евангелие от псевдо-Матфея») за счет расширения хронологического диапазона содержит еще и детство Богородицы.
Помните фантастические сюжеты из детских книжек «про маленького Володю Ульянова, который потом стал «дедушкой Лениным»? Вот здесь, в «евангелиях детства», аналогично приводятся истории из детства мальчика Иисуса, сына Иосифа-мастера и обрученной ему Марии, который потом стал Иисусом Христом.
Но если образ взрослого «Ильича», все-таки, вытекает из черт маленького Ленина, то образ Христа никак не соотносится с его детским персонажем.
В этих апокрифах описывается злобный мальчишка, который убивал всех своих сверстников за любую нанесенную обиду, издевался над взрослыми и вообще стал грозой района, ибо после нескольких показательных расправ,

«после того никто не осмеливался перечить ему, чтобы не быть проклятым и не получить увечье».

Он стал настолько большой проблемой для своих родителей, что дошло даже до такого:

«Говорит тут Иосиф Марии:
- Не позволим отныне Ему из дому выйти, ибо карается смертью любой обидчик Его».

И прочая вот такая ерунда, нафаршированная, к тому же, традиционными для Магриба сюжетами чудес, путешествий с волшебствами и прочих сельских историй про борьбу добра со злыми соседями.
Похоже, что в те времена проклюнулся было, но тут же иссох, некий жанр былинного героя в образе мальчика Христа. А иссох этот жанр только потому, что стиль – ветхозаветный, а герой – Новозаветный.
Эти «евангелия детства» они очень ветхозаветные по добродетелям маленького Иисуса – жестокость, мстительность, самодурство, черная магия, пижонство в решениях карать и миловать, коварство, злобность – это всё этические достоинства, которые относятся к регалиям ветхозаветного уклада.
И мальчик Иисус здесь выглядит точно так же, как и любой ветхозаветный герой, например, пророк Елисей, который убил сорок два ребенка за насмешки над его лысиной, и остался после этого крайне почитаемой фигурой в народе.
Ну – мужик же! Хоть и лысый…
Когда спрашивают, что же такого дало христианство миру, то, в частности, вот это и есть одна из тех главных заслуг христианства – пещерное поведение перестало быть добродетелью.
Поэтому жанр детских подвигов Спасителя умер, едва народившись – Этика Нового Завета возобладала и уже не заворачивалась в одну упаковку с ветхозаветной этикой. Время ушло вперед относительно ценностей старого образца.
«Фома», в частности, хочет в своем апокрифе рассказать язычникам, каким был этот мальчик уже с детства – учитель шлепнул его по голове, а он (мальчик) тут же за это педагога умертвил. И теперь все язычники должны знать, что никакого другого героя им даже искать не надо, потому что вот он – живет в народе Израиля пример для подражания. Лучших не найдешь.

Главная
Карта сайта
Кликов: 2250568


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта