Главная

«Истолкование Знания» 01

Это очень интересный текст. Такие редко сегодня встретишь. Только в древности. Ибо это – ярчайший пример расплавления интеллекта, взявшегося за непосильное дело.
Автор – человек, несомненно, старательный, но несчастный, потому что вздумал делать то, что делают другие, руководствуясь только одним неукоснительным обоснованием – если другие делают, то почему я не могу?
Железное обоснование.
Что делают эти «другие», притягательного для автора? Эти другие – пишут.
Вот и автор решил писать. Как решил, так и сделал. Ибо обрел мотивацию исследовать природу веры и сознания в культурных шаблонах своего времени.
Как обрел, так и воплотил. Но при этом рациональные побуждения получили у него безумные воплощения.
Если говорить именно с точки зрения исследования сознания, то в самом начале работы автору удается, хоть и в сложных образах, сформировать феномен веры – это эффект убежденности человека во внутреннем содержании самой веры, и более ни в чем ином. То есть человеку для веры не нужны никакие аргументы, кроме самой веры.
Он подчеркивает, что вера – это не итог какого-либо точного знания. Двое могут знать одно и то же, но один будет иметь веру, а другой – нет. И наоборот: кто-то вообще не будет знать чего-то, способствующего вере, но будет верить; а второй будет всё это знать, но верить не будет. Дело не в знаниях.
Сам автор исходит из того, что Вера – это результат выбора, продиктованного теми обещаниями, которые содержатся в вере. Христианская вера создает возможность победы над смертью, и вот именно эта возможность подпитывает веру, а не элементы какого-то знания.
Но при этом вера не может быть пустой и бессодержательной, ибо вера всегда и в любом случае – это тоже какое-то знание.
Поэтому автор и занимается, как гласит его работа, «истолкованием знания» – ведь знание, которое составляет содержание Веры, оно, хоть и не может доказываться инструментами обыденных понятий, но оно и не может этими инструментами опровергаться.
Честно сказать, это мы сейчас сами за автора тут постарались изъясниться более или менее понятно о его намерениях. И это единственное, что удалось понять вообще из его текста.
Кроме вот этих общих мотивов, дернувших автора взяться за перо, из текста выудить больше ничего не удается.
По итогам работы над трактатом можно составить большой перечень интересных выводов, но все эти выводы будут связываться только тем, что займут пространственное положение в столбец или в строчку. В столбец даже лучше.
Оригинальный метод набора этого текста состоял в том, чтобы слова попарно согласовывались, но не формировали из себя предложений со смыслом. Это непростой и, редко применяемый концепт, но любой может себя в нем попробовать, если будет знать, что подобное сложнее описать в теории, чем применить на практике.
Практика всегда дается легче, если её не страшиться, и поэтому в трактате много отдельных слов, которые бьются грамматически, но остаются во власти всяких неожиданностей при истолковании их общего смысла.
Иногда автор обрывает течение этих слов и по какому-то ландшафтному признаку ставит точку – толи в рамках открывшегося наития, толи, как сказано у Чехова (не дословно) – «чтобы докладчик слюной не обтекся». Благодаря этому в трактате с постоянной статистичностью появляются предложения.
Ухудшает ситуацию то, что автор периодически разбивает эти предложения на абзацы. Или – улучшает. Тут сказать сложно.
И вообще, всё, что касается работы со смыслами, то весь этот текст переполнен уникальными эффектами.
Но вернемся к обещанным выводам.

Главная
Карта сайта
Кликов: 2214354


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта