Главная

Книга Совпадений 47

Кабинет Первого. Перед ним сидят Второй и Третий.
Первый. Странный ход… Мы же договаривались об Антоныче? Какой еще к черту Кулябко?
Второй. Вадим Петрович - есть еще свежие новости. Прямо всё одно к одному! Просто сенсация! В морге при оформлении передачи для захоронения трупов бомжей делается дактилоскопия, потому что документов при них нет, и…
Первый. (нетерпеливо) И?
Второй. По отпечаткам пальцев в одном из умерших бомжей УВД определило Антоныча.
Первый. (облегченно крестится, затем с восхищением) Чисто работают! Черт его мать - и почему я в свое время в разведчики не пошел? А кто такой этот Кулябко?
Третий. (раскрывает папку и монотонно читает) Кулябко Александр Антонович, 43 года, холост, родился в городе Саратов, отец слесарь холодильного оборудования винзавода, мать библиотекарь городской детской библиотеки города Саратова, там же окончил Институт Культуры факультет Оркестр Народных Инструментов, специализация баян, работал руководителем музыкального кружка село Ульяново Козельского района, уволен за поджог клуба, затем разнорабочим на строительстве Белореченского химкомбината, женился на молдаванке и переехал в Молдавию, там работал в архиве города (читает запинаясь) Чадыр-Лунга, развелся, работал проводником, Северо-Кавказская Железная Дорога, сторожем лесокомбината, город Хадыженск, ночным сортировщиком, типография "Донская Правда", город Ростов, киоскером системы Союзпечать, г. Солова, санитаром лечебно-трудового профилактория, город Коломыя, фасовщиком Табачной Фабрики, город Таганрог, разнорабочим Фабрики кожизделий, город Пермь…
Первый. (прерывает) Что за ересь? Выкиньте эти бумажки! Неужели вам не ясно, что это всего лишь неумело состряпанная легенда?! Такое и в бреду не придумаешь! Из всего этого ясно только одно - прошлое этого человека для нас покрыто тайной. Мы не знаем - кто он? Что он? Но Сапириди ставит его у руководства своей фирмы и фирмы Ирины Небог, причем зная, что дни этих фирм сочтены! И даже для этого убирает Антоныча!
Обводит всех медленным взглядом.
Первый. Вы вообще можете себя представить значение подобной фигуры, которую можно разменять на Антоныча? Причем без всяких колебаний? А Вы - разнорабочий, фасовщик… Сапириди когда уходил, его последние слова какие были - Антоныч сидит у меня, куда скажу, туда поедет. Разведчики знают - последняя фраза запоминается! И мы должны были запомнить только одно - если что не так, то Антоныч будет направлен против нас. "Куда скажу, туда поедет"! Что яснее этой фразы? И вот вместо этого козыря он ставит некоего Кулябку, причем Антоныча просто сливает, как уже ненужный утиль! А вы - фасовщик, разнорабочий! Надо уже начинать понимать эти шахматы! Здесь, в шпионских делах - слова ничего не значат! Здесь значит только то, что не договаривается, о чем умалчивается. То, о чем сказали - забудь! А вот о чем промолчали - это да! Тут - всё! Тут надо верхнее чутье иметь, чтобы понимать разведчиков, когда они с тобой разговаривают!
Первый ходит по кабинету. Садится.
Первый. Чем все это время занимается Сапириди?
Второй. Купил бортовую газель, оформляет у Центрального Рынка договор на аренду мясной лавки, мотается по селам, заключает договора с фермерами о поставке скота.
Первый. Все понятно… Все понятно…Волков?
Второй. Так же работает в такси. Золотые зубы поставил. Семь тысяч потратил. Видно их в разведке там тоже премируют. Жена также работает кондуктором троллейбуса.
Первый. Все понятно… Все понятно…
Третий. Вадим Петрович, лично мне ничего не понятно!
Первый. Сейчас, братцы мои всё объясню, все расщелкаю, на все вопросы отвечу. (Катит к столу двухэтажный столик на колесах). Что мы имеем? (Ставит на стол большое блюдце и маленькое блюдце) Обреченные фирмы Ирины Небог и Сапириди, которые возглавляет наш Кулябко. (ставит в центр блюдца чашку). Сапириди, который пошел в мелкий мясной бизнес (ставит чашку), на Волкова мне даже чашки жалко. И мы (ставит три чашки). Что сейчас происходит? Мы на крючке. Как сказал Сапириди? "Пленка у меня, но не у меня". Как понимать эти слова? Я за вами слежу, но решение по пленке принимается уже не мной - вот как надо понимать эти слова, братцы мои. То есть в нас заинтересованы другие люди, выше, чем сам Сапириди. И в самом деле - что сейчас с нас взять? Зачем мы сейчас нужны греческой разведке? А вот когда мы выйдем туда, куда мы выйдем (показывает вверх), вот тогда Сапириди появится снова, и тогда нас возьмут в оборот - потому что тогда с нас очень даже многое можно будет взять разведке любого государства!
Однако - это дело нескольких лет. Агентура должна все это время на что-то существовать! Они же не будут в Афины за жалованьем каждый месяц ездить! Всегда так заведено, что финансовые потоки разведка формирует для себя внутри той страны, в которую она проникла. Мы выбили из-под них финансовый фундамент! Карьера нет, фирмы Небог и Сапириди тоже практически уже нет, и они это понимают. Сейчас вопрос у них один, и стоит он очень остро - финансовое обеспечение своей деятельности. Таксист Волков? Это смешно! Ему бы на содержание своей машины заработать! Мясной бизнес на рынке - не уровень разведки! Что они делают в этой ситуации - ставят какую-то сильную фигуру на обреченные фирмы, и пока фирмы умрут, эта фигура должна нащупать связи, раскрыть структуру местных взаимодействий предпринимателей и властей, войти в круг бизнесменов и т.д. А потом, начав уже не с нуля - они начнут разворачивать новую фирму! Это для них сейчас самая важная и самая болезненная проблема!
Что мы должны сделать в этой ситуации? Первое, отказаться от своих планов. Да-да, ребятушки, нам туда (показывает вверх) уже нельзя. Там нас ждет государственная измена со всеми вытекающими… Второе. Мы должны выбрать новое направление. И мы пойдем в олигархи. Но (поднимает палец вверх), вот тут мы их и переиграем! Мы пойдем сюда (он ставит три чашки на большое блюдце рядом с чашкой "Кулябко").
Второй и Третий недоуменно переглядываются.
Второй. Если можно найти самый сомнительный путь в олигархи, то это как раз тот, который Вы сейчас предлагаете, Вадим Петрович. И вообще - зачем…
Первый. Да… Рано вам еще в эти шахматы играть! Объясняю. Я иду в фирму Небог. Вы остаетесь на своих местах. Пока. Все средства, которые сейчас нами накоплены, идут на спасение этих двух фирм (стучит по блюдцам). Я думаю нам это вполне по силам. Затем ты (Второму) и ты (Третьему) какое-то время на своих должностях делаете все своими административными ресурсами, чтобы фирмы поднялись и расцвели. Когда они приобретут достаточную мощь, вы тоже уходите сюда (опять стучит по блюдцам). И мы становимся неуязвимыми для греческой разведки!
Третий. Это еще почему мы для них становимся неуязвимыми?
Первый. А потому, что я поведу дело так, что Кулябко будет просто свадебным генералом. У него не будет ничего - ни рычагов, ни реальной власти, ни реальной способности влиять на финансовый результат деятельности. Он просто будет приходить на работу и отсиживать свое положенное время в своем положенном главном кабинете. Но при этом он будет получать очень большой оклад! Просто немыслимо большой оклад! Здесь скупиться не придется! Здесь - наше спасение!
Третий. И в чем же спасение - платить бешеные деньги ни за что?
Первый. А в том, что олигархическая структура того уровня, которую мы создадим, сделает уровень доходов Кулябки невероятно высоким. Людей с таким доходом можно будет просто по пальцам пересчитать в нашем регионе! И куда пойдет весь его доход? Правильно - Сапириди и их агентуре! Они полностью и даже с лихвой решат все свои проблемы! И после этого, зачем им тревожить нас какими то компроматами? Свой палец же не отрубишь? Зачем им убивать курицу, которая несет им золотые яйца? Если они захотят нас убрать, то у них останется Кулябко, который ничего не решает и ничем не владеет, и им придется начинать все с начала - с мясных лавок и таксистских доходов! Я сделаю так, что без нас у дела оборвутся сразу все связи и дело рухнет. А с большего на меньшее никто никогда не пойдет! Да, и зачем? В конце концов - это разведка. Они поймут из наших действий то, о чем не говорится, они возьмут это верхним чутьем - они поймут, что это мы откупаемся! То, что мы вернули им Палий было слабым местом, я долго колебался в процессе разговора, но потом решился, я дал им знак - мы знаем, с кем имеем дело. Это то самое недосказанное, что не говорится. Это для них прозрачно - они это поняли. И в конце концов они решат, что их операция прошла успешно - благодаря ей они имеют невероятно высокий доход, не предпринимая для этого никаких усилий резидента, у которого теперь развязаны руки для его прямой деятельности, а не для организации всегда сложного финансового обеспечения. Они поймут, что мы сознательно идем на их рэкет взамен собственного спокойствия. Так в негласном содружестве с греческой разведкой мы и проживем до конца своих дней, и умрем достойно, прожив красивую и богатую жизнь. Вот так, братцы мои. Вот как надо в эти шахматы играть. Я же говорил - греки русских еще никогда не побеждали.

Комната. Ранее утро. Первые лучи солнца пробиваются через штору. На часах 06.05. Камера показывает лицо и грудь Славика Небог, он лежит на подушке. Глаза открыты. Слышен его внутренний монолог.
Так где мы остановились? А! Там - в машине. (появляется прежняя картинка - Славик Небог сидит на заднем сиденье, Ирина на первом, водитель за рулем. Машина едет по ночному городу. Затем камера показывает все время только Ирину Небог с позиции Славика, со спины, в четверть оборота к объективу, в полупрофиль) Вот здесь, да. Вот здесь это произошло. Я посмотрел на нее - и вдруг увидел, как знакомы эти волосы, эта щека, эти плечи, эта расслабленная усталая поза, эта манера смотреть в окно, провожая взглядом что-то интересное на улице, какое это все родное и дорогое! Я вдруг понял, как я все это люблю! Я неожиданно понял, что готов за любой сантиметр ее тела отдать всю свою жизнь! Я с восторгом понял, что в ней вся моя судьба и все мое призвание! Это было так неожиданно! Нет - она и раньше меня физически возбуждала! Но сейчас это было совсем другое! Я чувствовал ее запах! На этом расстоянии, через запах салона, через запах ее духов, я чувствовал запах ее тела! Неповторимый запах ее тела! Боже! Как я ее люблю! Я сидел и чувствовал, как через пустоту между нами протянуто что-то невидимое, неосязаемое, но связывающее меня с ней крепче самого крепкого из всего, что можно увидеть и потрогать. Я люблю тебя! - хотел я ей крикнуть…

Главная
Карта сайта
Кликов: 1911930


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта