Главная

Книга Совпадений 42

Квартира Кантонистовых. Лева, Толик и И.Небог сидят за столом.
Лева. (горячо)Нас накрывают, накрывают конкретно. Сейчас если мы друг-другу не поможем, то не вытянем. По одному не выберемся. Сейчас надо собрать все, что есть, подсчитать сколько каждому нужно, чтобы подмазать и решить вопросы, поделить честно на эти дела и пустить в работу, спастись, а потом, когда снова поднимемся, вернем друг-другу, пересчитаем все и вернем.
И.Небог. Все, что у меня есть - арестовано. У меня ничего нет.
Лева. Значит, ты выходишь?
Толик. Ты что - охренел?
Вваливается Другой Домашний Телохранитель с пистолетом в руке. Все смотрят удивленно на него.
Лева. Тебе чего?
Другой Домашний Телохранитель (морща лоб) Кто сейчас сказал - "ты что - охренел"?
Толик. Я сказал, а что?
Другой Домашний Телохранитель смотрит вопросительно и выразительно на Леву. Лева досадливо машет ему рукой - иди! Другой Домашний Телохранитель в полном расстройстве чувству уходит.
Лева. (Толику) Потише здесь с этим словом!
Толик. С каким словом? Что плохое слово? Хорошее слово! Ирина скажи, разве плохое слово?
И.Небог. Да хорошее слово, Толик, хорошее (Толик делает победный жест в сторону Левы - понял?) Давайте ближе к делу (раздраженно).
Лева. У меня тоже ничего нет. Так по мелочи, я же деньги не солю, я их трачу. Если бы я их вкладывал… Хотя бы в камни… А теперь осталось так, на несколько дней расходов.
Толик. Тогда что умничаешь - кто выходит, а кто не выходит?
Лева. А у тебя что есть?
Толик. Не у меня, давай с этого начнем, а у нас. А у нас есть вот что.
Он достает из-под стола сумку Волкова, расстегивает ремешок Маркиза, кидает на стол, вытаскивает полотенце и высыпает сто тысяч долларов на стол.
Толик. Вот что у нас есть. Сто тысяч долларов, сумка, полотенце и собачий ошейник. Как будем делить?
Лева. (держит в руках ошейник, не веря своим глазам) Толик, я ведь тебе должен был сто тысяч долларов? Я их, можно сказать, их вчера тебе вернул. Полагаю, эту претензию ты с меня снял? (Толик кивает). Теперь ты предлагаешь эти деньги нам всем. Это благородно. Но я беру себе вот этот ошейник. Собачий. И отказываюсь от своей доли в этом нале. Я сейчас вот что подумал - ну, зачем мне этот карьер? Ну, буду я за него бодаться, потеряю время, здоровье, деньги, неизвестно потом - вернет этот карьер мне эти деньги и это здоровье? А время точно не вернет. Я лучше дам показания, прикинусь дурачком, свалю все на подставного директора карьера, сброшу с себя эту заботу и спокойно открою новое дело. Что, на этом карьере - свет клином сошелся? Я выхожу. В качестве своей доли я беру этот собачий ошейник. Чисто символически. А вы тут делите без меня.
Уходит.
И.Небог. Благородно.
Толик. Да, Лева молодец оказался. Не ожидал. Как делить будем? (показывает на деньги) Тебе ведь больше надо, чем мне.
И.Небог. Нет Толик. Мне уже ничего не надо. Надоело мне все это. Пусть валят фирму и забирают. Это даже хорошо, что так получилось. Не знаю - поднялась бы у меня у самой рука на фирму? А теперь - и слава Богу!
Толик. Что ты такое говоришь?
И.Небог. А что, Толик? Разве я не права? Мы зачем все это делали? Чтобы быть свободными и богатыми. А разве мы свободны? Разве я могу пойти завтра куда хочу, или сделать, что захочу? Нет! Моя работа с утра мне все расскажет: и куда я пойду и что буду делать. Я просто придаток к своим делам, я в полном рабстве у них. Никакой свободы. Разве мы богаты? Да, у нас есть деньги. И что они нам дают? Что мы видим? Разве у нас есть время и силы просто жить, а не то, чтобы жить богато? Я двенадцать часов в день работаю, дома я тоже работаю, мысли меня не оставляют, ночью, когда я сплю - я тоже работаю. Потом новый день и все сначала. На износ. А живут все эти чиновники и представители разрешительных организаций, которые ничего не делая, пьют мою кровь. Они живут. А наша жизнь? Наша жизнь нас коверкает, я только сейчас начинаю понимать - Толик, сколько раз ты подставлялся с деньгами? А если бы с тобой что-нибудь случилось? Как бы я потом жила? А если бы я повелась, и мы убили бы Алексея? Ты только можешь себе это представить? Что с нами делает эта жизнь, Толик! А дети? (кладет руку себе на живот). Посмотри на детей нашего круга - или наркоманы, или придурки! А Славик? Я ведь его послала за этими деньгами, а если бы по дороге с ним что-нибудь случилось? Собственного мужа, Толик! Я поставила под удар ради этой дурацкой работы своего собственного мужа! Разве так дальше можно?
Толик. Кстати, Ирина, я не понял… этот мальчик… зачем тебе…
И.Небог. Я люблю его, Толик.
Воцаряется долгое молчание.
Толик. А меня любила?
И.Небог. (помолчав). Есть только одна верная примета, если женщина любит (вздыхает) - она хочет ребенка от того мужчины, которого любит. Вот и ответь сам на свой вопрос, Толик. Но ты - самый лучший человек на свете, Толик, которого я знаю. (помолчав) А ты меня любил?
Толик. Есть только одна верная примета, если мужчина любит - он хочет жениться. Но ты самая лучшая из всех, кого я знал до сегодняшнего дня.
И.Небог. Ладно, нас сейчас стошнит. Делим пополам?
Толик. Пополам (считает деньги, раздвигая их по столу на две кучки). А ты себе что берешь - полотенце или сумку?

Кабинет Первого. Те же лица.
Первый. Ну, вот и началось, братцы. Сегодня утром у меня на приеме была некая гражданка Герда Константиновна Палий.
Второй и Третий оторопевают.
Второй. Каким образом?
Первый. Через Чечеткину!
Третий. Ого! Куда они забрались!
Первый. Да, у них везде щупальца проникли.
Второй. А что хотела Герда Палий?
Первый. (достает конверт, вытаскивает оттуда фотографии) Она принесла вот это и попросила за негативы… пятьдесят тысяч долларов!
Второй. Не понимаю.
Первый. Я и сам сначала не понял. Но потом, после нашего разговора с Палий, минут через сорок снова вошла Чечеткина и просила еще за одного посетителя. И кто вы думаете этот посетитель?
Третий. Кто?
Первый. Сапириди!
Второй. Все равно не понимаю.
Первый. И не поймете. Эти шахматы пока не для вас, братцы мои. Это разведка. Здесь игры по высшей категории сложности. Сапириди присылает ко мне девочку с предложением купить пленку. Он не знает, что нечто подобное мы уже ожидаем, что мы готовы и знаем про пленку. А маневр его прост - ввести нас в шоковое состояние, вывести из равновесия. Ему нужно сломать нашу волю. Реакцию нашу он просчитал верно - так и было бы, если бы мы не знали об их планах. Сам Сапириди не может нести пленку - в этом состоянии шока, в состоянии почти безумия, в котором мы по его планам должны оказаться, мы можем вытворить все, что угодно. Например, вызвать Гаврика и Костика и (показывает рукой в воздухе "+"). Он этот вариант не исключает, и не хочет рисковать. Он присылает рядового агента и отдает его на заклание. По его мысли мы должны немедленно начать пытать и прессовать девчонку, добиваясь у нее сведений о том, где негативы. Проходит время, мы приходим в себя, девчонку где-то пытают, мы ждем результата полные надежды и уже в адекватном состоянии. Вот тут и появляется Сапириди, который объявляет, что где пленка, девчонка не знает, предлагает подружиться, и выдвигает свои условия. Он здесь делает великолепный виртуозный шаг! С одной стороны мы уже успокоились и свыклись как-то с мыслью, что на нас есть этот смертельный компромат. Мы уже даже просчитали в голове все те последствия, которые вызовет опубликование этого компромата, где-то внутри нас есть небольшая готовность принять эти последствия. То есть где-то внутри мы уже готовы к проигрышу. Хотя хотим бороться до конца и очень встревожены. И тут он нас с одной стороны успокаивает - пленка у серьезных людей и никто ее ни за пятьдесят тысяч долларов, ни даже за пятьсот тысяч долларов пускать в ход не будет. Он дает надежду умирающему! Но с другой стороны он ввергает нас в новый шок - мы узнаем, что мы под ударом не простых шантажистов, а под ударом разведки иностранного государства. Мы понимаем, что шутки плохи, и подготовленные внутренне к крушению своей жизни, мы понимаем, что единственный путь спасти свою жизнь - пойти на условия греческой разведки. И он берет нас тепленькими. Вот такая у него игра, братцы вы мои.
Второй. И что будем делать?
Первый. Встретимся с Сапириди. Все втроем. Мы тоже можем выводить противника из равновесия. Он ведь готовится к разговору с глазу на глаз? Он не ожидает, что собеседников будет трое, весь план его беседы сразу полетит к черту. Кроме того, он даже не подозревает о том, что мы заранее знаем, что он нам скажет. И в этих обстоятельствах это наш если не шанс, то возможность повести игру с некоторым начальным преимуществом. Правда, у нас есть еще один шанс. Но это даже не шанс. Это даже меньше шанса. Призрак шанса. Но он есть.

Главная
Карта сайта
Кликов: 1896381


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта