Главная

Книга Совпадений 35

Толик. С кем тебе советоваться? Ты же все мне про себя рассказал - отец и мать в деревне, жены нет. С невестой, что ли советоваться будешь?
Игорь. С какой невестой?
Толик. Что у тебя невесты нету?
Игорь. Нету.
Толик. И подруги нету?
Игорь. Да, вроде, есть, но мы с ней только начали встречаться, вместе над книгой работаем, я ее еще плохо знаю, поэтому с ней вряд ли буду советоваться.
Толик. Будешь советоваться, не будешь советоваться, тут так вопрос даже не становится, тут вопрос становится - ни в коем случае с ней не советоваться. С ней особенно - ни в коем случае! Тем более если это случайный для тебя человек. У вас отношения?
Игорь. Мы еще не разобрались в наших отношениях.
Толик. Чем она занимается?
Игорь. Учится в институте. Сессию сдает. На выпускной курс переходит.
Толик. (кивает головой) Тем более - ей ни слова. На, (дает Игорю лист бумаги) пиши сюда мне твой адрес, телефон, ее адрес, телефон, чтобы я мог быстро, если что, тебя найти. (Игорь пишет) Сейчас сиди. (достает телефон). Ало! Галина Васильевна? Здравствуй, дорогая, здравствуй самая красивая женщина региона! (смеется) Да… Да… Нет, еще не женился! Не встретил такую, как ты! Да… Да… Конечно по делу, дорогая, к сожалению по делу, да… да… Придет человек к тебе, надо помочь. Личную встречу хочет. Цену знает. Да я все проверил. Да… Да… Пусть идет? Какой стикер сейчас даем? Малиновый? (открывает сзади себя выдвижной ящик из стенки, достает прозрачную папку с разноцветными блоками стикеров, вытаскивает малиновый) Что пишем? Хорошо. (Пишет на стикере набор из цифр и букв). Хорошо, драгоценная. До свидания. Не говорю "целую", говорю - обнимаю… (смеется) да… да… Счастливо, дорогая… да… да… (закрывает сотовый, лицо становится противоположно прежнему серьезным, берет стикер, ставит на нем свою подпись). Вот (дает стикер Игорю), это тебе зеленая улица, там код и моя подпись. Пойдешь по адресу (пишет на листке из папки адрес), зайдешь, скажешь, "Здравствуйте, Галина Васильевна" и покажешь стикер. Потом все с ней решай сам. Деньги не забудь.

Кабинет Первого. Перед ним сидят Второй и Третий. Шея у Второго перебинтована.
Первый. Значит вот так с Антонычем получается. Выходит - он не с ними? Да это была ошибка - как я мог подумать, что Антоныч, эта вольная птица, будет под кого-то работать? Значит, они просто перекупили наш заказ, переплатили за утку про неудачный промах, и Антоныч за двойную цену повелся… Старик всегда был жаден… Жадность его и погубит. Из всего этого следует, что карьер Кантонистова под ними! Резиденту нужны деньги, понятно, вот они с карьера и берут. Вот откуда у них такая мощь и такие возможности. И чего хочет Антоныч?
Второй. Легализоваться. Надоело, говорить, бегать по кущерям да крышам. Хочу, мол, легальный бизнес. Вы мне легальный бизнес, а я снимаю с вас свой заказ.
Первый. А он не боится, что мы ему сначала легальный бизнес, а потом (рисует в воздухе "+")
Второй. Боится. Он это понимает. Его условие - не просто бизнес, а одну из самых крупных фирм региона. Сильную, процветающую фирму.
Первый. И что?
Второй. Сам не понимаю.
Третий. Мне кажется, я его понимаю.
Первый. (иронично) Ну-ка, ну-ка. Интересно!
Третий. Он размышляет по пролетарски. Своим задним умом. И он не так глуп. Они же там - как считают? Чем выше начальник, тем больше денег и тем меньше работы. Сиди, ничего не делай, только носом подчиненных иногда тыкай, да за дело спрашивай! А самому делать ничего не надо! Ему рисуется райская жизнь на старости лет! Я думаю, не сегодня, так завтра он все равно выдвинул бы эти условия, даже если бы не вся эта история. Это его генеральная идея, это его план на окончание жизни.
При этом он по своему, по пролетарски по-прежнему считает, что начальником мы можем его просто поставить - собраться, порешать и поставить! Про все невероятные сложности и опасности процесса выдавливания собственников и руководителей он даже не догадывается. Он думает - нам это ничего не стоит, это недорогая цена за нашу спокойную жизнь, и мы, конечно же, согласимся.
И что же, по его мнению, последует дальше? Дальше он понимает ситуацию так - если такое начальство как мы, поставило его большим начальником, то в определенных кругах (я имею в ввиду правоохранительные органы) не могут не заметить нашей связи с ним. Даже такой шнырь, как Иконников, знает его по картотеке подозреваемых, не говоря уже о других. Таким образом, считает Антоныч, он автоматически в кругах многих становится фигурой, которую связывают непосредственно с нами. Это дает ему многое - теперь он может уже крутить свое кино, имея за своей спиной неявно выраженный, но отчетливо всеми понимаемый наш авторитет. И он не остановится. Он полезет все выше и выше, и поскольку единственное, что ему действительно враждебно, так это мы, то его основная задача будет - или подмять нас, или убрать совсем, пользуясь все возрастающей и возрастающей своей мощью и влиятельности. Так он думает.
Но произойдет совсем по-другому. Если мы на это пойдем - то столкнемся с новой войной - мы вступим в непримиримую схватку за одну из фирм, которую должны будем отдать Антонычу. Здесь результат никогда не предсказуем. Кроме того, если мы эту войну даже и выиграем и поставим туда Антоныча, то произойдет то, что он и предполагает - определенные круги сразу же свяжут нас с ним. Мы станем уязвимыми. Здесь он правильно все рассчитал. Но при этом он столкнется с тем, что ему придется принимать сотни решений в день по развитию своей новой фирмы, и это будет такая комедия, что я сейчас боюсь себе даже представить этот бразильский сериал. И вообще - вы представляете себе этого бонвиванствующего в высших кругах крестьянина? Это ничего кроме опасных недоразумений и неприятностей не принесет, и только оттянет окончательную схватку с ним.
Второй разинув рот, смотрит на Третьего.
Первый. (какое-то время тоже смотрит на третьего) Растет смена… Значит - делаем так. Об Антоныче подумаем отдельно. А пока продолжаем вести греческую агентуру. Что Палий?
Третий. Дома.
Первый. Булахов?
Второй. Не знаю. Я после этой истории с удушением еще на связь не выходил.
Первый. Плохо. Ну, да ладно. В любом случае они что-то готовят и исчезновение двух их людей должно их насторожить. В ближайшее время удар должен состояться. Надо лишить их комфортности, ввести дополнительные факторы в расстановку их позиций. И эти факторы должны быть для них предельно неприятными. Об этом сейчас и будем думать. Надо их сейчас предельно ослабить. Идеально было бы сейчас их одним разом ликвидировать. Но мы еще не знаем всех - ведь не может же быть их только двое, Палий и Булахов? Причем, если Булахов не резидент, то все наши действия вообще бесполезны. Надо знать резидента, и вообще всех. Но осторожно - пока негативы у них, мы беззащитны. Сейчас будем думать, готовиться и просчитывать все варианты. Но предварительно следует кое-что подчистить. (Второму) Кто нашел фотографии в доме Булахова?
Второй. Наша славная парочка. Голубки.
Первый. Следовательно, кроме греческой агентуры, фотографию видели еще и они. Из этого следует (рисует в воздухе два "+"). Срочно их найти и решить этот вопрос. Надо подчиститься перед решающим сражением.
Второй. А их и искать не надо. Я предполагал такой вариант. Поэтому они в комнате отдыха, якобы на случай, если срочно понадобятся. Гаврик и Костик их стерегут.
Первый. Молодцом.
Второй берет телефон.

Главная
Карта сайта
Кликов: 1911912


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта