Главная

Книга Совпадений 34

АНТОНЫЧ. А ты, милок, ничего говорить и не пытайся. Все равно не сможешь. И не надо тебе ничего говорить. Я говорить буду. А ты будешь слушать. И хорошо запоминать. А если что-то не такое делать будешь, то я тебе горлышко как петушку перережу. Вот так смирно и сиди. Пусть люди со стороны думают - сидит начальство с шофёром, ехать куда-то собралось. А я тебе быстро все скажу, по-честному скажу, по-крестьянски, долго не задержу.
Понял теперь, что я каждого из вас вот так достать могу? Потому что теперь я вас заказал. Сам у себя заказал. Потому что выхода вы мне не оставили, нарушили мир наш и добрососедство. И ходим мы теперь все по минам, и не знаем, кто, где взорвется. Может, и я взорвусь, но кого-то из вас с собой забрать успею. А может и всех. А может - и нет. И не устраивают меня старика вот эти такие "может да авось". Негоже умным людям - да по минам ходить. Лучше худой мир, чем хорошая ссора. Договориться хочу, и договор простой мой будет.
Антоныч быстро перетягивает струну через подголовник, стягивает ее и закрепляет на стойках подголовника. Откидывается на заднее сиденье. Второй остается привязанным за горло струной к подголовнику.
АНТОНЫЧ. Сейчас я тебе все расскажу, а потом пойду. А ты сиди - не рыпайся. Коля проснется, он тебя развяжет…

Дом Толика. Подъезжает Игорь. Выходит, звонит в ворота. Ему открывает Толик, приглашает молча пройти.

Лысый в машине у дома Толика. Берет рацию. "Беркут Соколу, Беркут Соколу". Ему не отвечают. Он говорит сам себе - "Часик-то, вроде, уже прошел"!

Комната Толика. Толик сидит в кресле. Курит. Через журнальный столик напротив него сидит Игорь.
Игорь. Мне надо выйти вот на этого человека. (показывает Толику обрывок бумажки с надписью).
Толик. (читает). Ого! (сжигает бумажку над пепельницей). Какова суть вопроса?
Игорь. Ничего особенного, так, нужно с ним переговорить.
Толик. Если ничего особенного - зачем ко мне пришел? Иди и переговори!
Игорь смотрит растерянно на Толика.
Толик. Мальчик, если ты хочешь, чтобы ты от меня пошел дальше туда, где тебе эту встречу организуют, ты должен мне все рассказать. И тогда я здесь буду решать, пустить тебя дальше, или нет. Там, куда ты придешь, никто не подставится с тобой разговорами. Там просто спросят, что ты хочешь, скажут, какие документы надо подготовить, возьмут твои деньги и документы, а на другой день твой вопрос будет решен. Больше там у тебя не спросят ни слова. Потому что сначала я у тебя здесь все это спрошу, и я решу можно иметь с тобой дело или нет, и вообще выгорит твое дело или нет. Если хочешь так сделать - давай сделаем. Если не хочешь - вставай и уходи.
Игорь. Да я не против, просто я думал…
Толик. Если хорошо думал, то чего ломаешься? А если плохо думал - иди еще думай. Здесь тебе у меня не Дума.
Игорь. Нет, я хорошо думал. Но дело деликатное. Дело в том, что у меня есть кое-что, что можно продать этому человеку…
Звук исчезает. Камера показывает Игоря со спины, он возбужденно разводит руками, ерзает, активно жестикулирует при разговоре. Толик курит и смотрит на него. Слышен внутренний монолог Толика.
Чем больше я на него слушал, тем больше убеждался, что он сумасшедший. В другой момент я бы сразу сказал ему - иди, мальчик, откуда пришел, пока я тебе задницу не надрал! Но с ним была моя женщина, он ее целовал и она садилась в его машину. Тут я понял, что я тоже сумасшедший, что мы оба два сумасшедшие сидим и разговариваем, он сует голову в петлю и не понимает этого, а я сейчас, вместо того, чтобы быть в стороне от этого, тоже сую голову в петлю, которую понимаю. Этот мальчик со своим предложением, если я его сейчас отправлю дальше, не проживет и три дня, но и я потеряю выход на Администрацию. После него со мной никто больше не будет разговаривать, после этого сумасшедшего, которого я прислал, я перейду в отверженных. Полетит моя фирма - кому нужен Толик, который не имеет выход на Администрацию? И что я кидаю на другую сторону весов - эту девочку, которую я даже не знаю и которую этот сумасшедший целовал и сажал в свою машину? Одна моя половина говорила - Толик, ты делаешь сейчас нехорошо, ты ставишь под удар весь свой бизнес, если такой человек с таким делом как этот от тебя придет к Галине Васильевне Чечеткиной, то Галине Васильевне потом позвонят и скажут, что того, через которого приходил этот пацан, больше не слушай и не принимай. Другая половина говорила - Толик, он все равно пропал, не через тебя, так через другой канал он пойдет добывать деньги для своей сумасшедшей книги про свои сумасшедшие совпадения, и там сложит голову. Сейчас он через тебя эту голову сложит, ну и пусть сложит, все равно он ее сложит, даже без тебя, а зато будет знать, как целовать чужих женщин и сажать их в машины! А третья половина говорила - Толик, если ты останешься в стороне от этого дела, то он может втянуть туда и ее! Сейчас только ты можешь спасти ее, отгородив от этого дела! Вот что ты кладешь на другую сторону весов - ее жизнь, потому что если не ты, то за этим сумасшедшим сделают то же самое с ней, если ты ее не отведешь. Ты ее спасаешь! Так объяснила мне моя третья половина. А еще другая совсем половина говорила - Толик через этого придурка ты можешь с ней познакомиться или узнать про нее. И все мои половины вместе говорили мне - сейчас если продашь ее, то потом на зеркало в себя не сможешь смотреть. И я решился.
Толик. (прерывает) Ладно, я все понял. Несколько вопросов. Что это за компроминтировающие материалы?
Игорь. Фотопленка.
Толик. То есть, если ты ему ее продаешь, то он уверен, что купил все?
Игорь. Это я и хотел сегодня узнать. Заезжал к фотографу, который это снимал, но его нет дома. Может быть, есть и другие пленки, а может быть эта единственная.
Толик. Ты сначала это выясни, а потом мы эту тему продолжим. Потому что если пленка в одном числе, то это одна цена. А если такие пленки еще где-то есть, то это совсем другая цена. Сколько ты хочешь за пленку?
Игорь. Пятьдесят тысяч. Долларов.
Толик. Ясно, что не динаров. Ладно. Это твоя цена. Дальше - раз ты сам хочешь встретиться, то это пойдет как запись на личный прием. Тебе это сделают быстро, но возьмут за это пятьсот долларов. У тебя есть пятьсот долларов?
Игорь. Я поищу.
Толик. Поищи. Значит, про пленку узнай и про пятьсот долларов поищи. Это раз. Дальше - кто еще знает про то, что ты хочешь сделать?
Игорь. Больше никто.
Толик. Это хорошо. Не вздумай никому больше сказать про то, что ты собираешься делать. Повтори сейчас, что я тебе скажу внимательно - я никому не буду говорить, что собираюсь сделать.
Игорь. Я никому не буду говорить о том, что собираюсь сделать. А в чем, собственно, такие ограничения? Это ведь только лично меня касается! Может быть, я с кем-то посоветоваться хочу!

Главная
Карта сайта
Кликов: 1911913


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта