Главная

Книга Совпадений 19

Квартира Игоря. Антоныч голый спит на том же кресле в той же позиции перед входной дверью в дверном проеме из комнаты в прихожую. Ступни его забинтованы, руки и лицо в многочисленных пластырях, видны еще не заклеенные ссадины и порезы. Притыка лежит под рукой на бедре.

Квартира Левы Кантонистова. Раиса Ивановна лежит в кровати, на голове мокрая повязка, рядом на тумбочке куча лекарств. У кровати Лева.
Лева. Мама - пропади они пропадом эти камни, если Вы заболеете! В конце концов - ну что такое деньги? Деньги дело такое - сегодня есть, завтра нету, послезавтра опять есть! А здоровье один раз - или оно есть, или его нету!
Р.И. Левочка, я не могу! И когда же это кончится? За что же нас так бог все время наказывает? И кто бы мог подумать, что на Маркиза позарятся и уворуют?
Лева. Мама, мама, хватит! Вы так себя до инсульта доведете. Может быть Толик еще привезет нам Маркиза… Я их в дом вора отправил, якобы документы искать важные… Если Маркиз еще там, то Толик его привезет… Постарайтесь заснуть.
Р.И. Заснешь тут, когда этот убийца где-то рядом в одном доме с нами… И, Левочка, я тебя прошу - скажи Лешке, чтобы побрил бороду свою ужасную, смотреть не могу - вылитый абрек!

Комната, где сидит связанный Кулябко. Он смотрит на Луну в окне.
Кулябко. (в философской прострации) Прошел еще один день жизни…
Камера переходит за его спину - на диване спит бородатый Домашний Телохранитель, пистолет на животе в руке, одна из прядей длинных волос закрыла половину лица.
Кулябко. (тем же тоном в никуда) Завтра будет новый день…

Новый день. Утро. Камера входит в комнату Толика. Толик спит и ему снится Герда. Она бежит к нему по лугу в замедленной съемке в греческой тунике, протягивает руки, улыбается, на фоне неба и солнца, звучит греческая музыка, которая постепенно сменяется нарастающим отвратительным пением. Какой-то старый ужасный голос, неимоверно фальшивя, переходя постоянно на диссонансные фальцеты, исполняет оперную партию. Лицо Герды уже во весь экран, но очередной особо "удачный" фальцет, почти взвизг, пробуждает Толика. Он смотрит в потолок. Пение по прежнему разносится по всему дому.
Толик встает, одевает халат, входит на кухню. В комнате женщина лет тридцати, одета по утреннему, по домашнему, ставит на стол заварник, чашки, блюдце с медом, с нарезанными кусками сливочного масла, тарелки, хлеб и т.д.
Женщина. Привет, братишка. Проснулся?
Толик. Проснешься тут. Отца как будто режут.
Женщина. Ты же знаешь, к нему как клиент зайдет, так он сразу петь начинает.
Толик. Если бы я был его клиент, я бы после такого пения к нему год не пришел…
Толик спускается на первый этаж, выходит во двор, входит в полуподвал.
В полуподвале - мастерская по резке стекла. Огромный стол, стекла разных мастей во всех углах, на стенах много картин и плакатов. Отец Толика дает большое стекло пожилому клиенту, рядом с которым стоит жена клиента.
Отец Толика. Я тебе точно отрезал, клянусь Александра Сергеича Пушкина! Как в прошлый раз! Только больше так не делай - стекло посередине брать надо, а не за низ. За низ будешь брать - опять поломается.
Клиент аккуратно берет стекло посередине.
Клиентка. Дмитрий Федорович! Я же ему это и говорила! А он со мной ругается!
Отец Толика. (строго клиенту) Зачем ругаться? Ругаться не надо - правда есть правда!
Клиентка. Спасибо, Дмитрий Федорович, (мужу победно) пошли! Уходят.
Толик. Отец, зачем меня позоришь? Я что - мало зарабатываю? С твоим возрастом, с орденами, с ранениями, ты с этим стеклом здесь работаешь, люди скажут - Толик отцу на кусок хлеба не дает!
Отец Толика. (сварливо и тоном главного) Опять?! Кто работает? Ты работаешь? Из одного кармана деньги в другой карман отдаешь и долю имеешь - это работа для мужчины? Вот я работаю! А ты не работаешь! (садится за огромный стол, отодвигает линейку для резки стекла и также мерзко, но тихо, напевая арию, записывает в тетрадь, плюнув на палец и найдя нужную страницу, сумму пересчитываемых денег, деньги кладет в металлическую шкатулку от фирменного чая).
Толик. Сейчас другие времена, отец.
Отец Толика. (кардинально противоположно прежнему своему состоянию, неожиданно темпераментно) Женись сначала, потом отца учи! Сестра младше тебя, а уже два внука мне подарила, а ты как пацан еще холостой ходишь и еще отца учишь!
Толик. Женюсь, женюсь, успокойся… Как найду свою женщину, так и женюсь.
Отец Толика. Как узнаешь, что это твоя женщина? Что за глупости? Бери любую женщину, одевай на нее короткий поводок - и это будет твоя женщина! Хоть женись, хоть что потом! А так - кого ты ищешь? Кого ищешь, если не знаешь, кого ищешь? Хоть знаешь, кто тебе нужен?
Толик. Знаю. Встречу не упущу.
Отец Толика. Откуда знаешь?
Толик. Во сне все время снится.
Отец Толика. Тогда во сне и женись, а мне голову не морочай! Иди отсюдова!
Толик (подходит к сидящему отцу, садится рядом, тыкается носом в плечо) Сам же говоришь, что мама тебе во сне приснилась сначала…
(Отец вздорно, дергает плечом, сбрасывает голову Толика с плеча. Толик ласково смотрит на отца. Обнимает. Отец опять сбрасывает плечом его руку).
Толик. Вот скоро документы из посольства придут, уедем в Грецию и там женюсь.
Отец Толика. Сколько тебе говорить, не поеду я в Грецию!
Толик. Куда ты денешься? Я поеду, сестра поедет, зять поедет, внуки твои поедут, а ты останешься? Бросишь нас?
Толик кладет ему руку на колено. Отец недовольно смотрит перед собой. Опять вздорным движением сбрасывает руку Толика. Камера переходит в сторону. На стене среди плакатов висит фотография женщины, типичная фотография сороковых годов, поза вполоборота, подкрашенные губы розовым цветом, грустные глаза молодого красивого лица, виньетка из роз, внизу фотографии поперек уголка - черная муаровая ленточка.

Квартира Папарацци. Он и Риэлтер.
Папарацци. Говорю тебе - выбросил я эту пленку, выбросил! Что обыскивать меня будешь? Обыскивай хоть всю квартиру! Нету больше этой пленки, нету! И не было никогда, понял? И я тебя не знаю больше! И не приходи ко мне никогда больше!
Риэлтер. (по детски обиженно) Как можно было выбросить? Тебя, что просили - отснять и отдать. Тебе деньги за что плачены были?
Папарацци. Деньги я тебе вернул.
Риэлтер. Да что это за деньги? Ты хоть знаешь, сколько мы могли срубить с этой пленки?
Папарацци подходит лицо в лицо к Риэлтеру. С жалостью смотрит на того.

Главная
Карта сайта
Кликов: 1897213


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта