Главная

Архивы Поребирной Палаты


«О запрете слез». Из глиняных табличек «Практики Солнца».

Кто-нибудь видел, как шли по мосту воины – люди прямого действия? Как качались штыки над оперениями, как дрожали перекрытия, как струились перила и расходились дощатые зазоры? И при чем здесь бархатная кожа и быстро краснеющие щеки? При чем здесь вся эта неуравновешенность естественности, если все привходящие качества лишь ужесточают приговор невозвратного времени?
Штыки и пули… Тяжелые сапоги… Ты только не плачь об этом…
Кто-нибудь видел, как села птица в перекрестье колонн, и как она смотрела на взбрыкивающие колени и подбирающиеся голени за минуту до того, как опуталась, сбилась и понесла полковая лошадь? Кто-нибудь это видел? И как можно было тогда не увидеть царапин на её правом бедре? Или на левом? Дайте вспомнить… Нет, все-таки на левом, ибо она сидела ко мне правым боком. Я помню. Как близко она сидела и как далека была! Сбруя дней и годов… Кромсает кадык, выворачивает шею… Почему ты думал, что она не такая? Ты, только не плачь об этом…
Кто-нибудь видел, как желтое и выгоревшее чередовалось с темным и зарубцевавшимся, выбившимся из ряда остального? Кто-нибудь видел, как восстало облако позади большого ореха и скрыло чересполосицу бивуаков на строевых коробках? Кто-нибудь это видел? И как же это тогда не увидеть маленькой родинки на вечно двигающейся поверхности? На правой, кажется... Да, на правой. Умопомрачительное беспамятство притяжения ладони и недобросовестная традиция выдергивать руку раньше, чем ты её хотел бы отдать… Очень больно… Ты только не плачь об этом…
Кто-нибудь слышал, как по всем окрестностям расславляли дурную славу о маневрах осатанелые от покоя отцы этих земель? Кто-нибудь слышал, как гремели безудержные тренировки и как дырявились на дистанции рукотворно созданные божества воображаемого противника? Кто-нибудь это слышал? Тогда, может быть, кто-нибудь слышал и то, как неуверенно она смеется из вежливости? Или, кто-нибудь слышал слова, которые отменили бы её поступок? Один, а потом другой? Или, кто-нибудь знает, как по отдельным чертам происшедшего можно было бы выразить правду обо всём, что будет потом? Кто-нибудь узрел во всем этом сжатую модель будущих событий? Кому-нибудь приходилось собирать многих отставших и давать им прояснительную команду, успокаивающую их будущее? А, как насчет одного, опередившего самого себя, у которого в будущем уже почти ничего?
Почти… А, может быть, Новая Правда как раз в том, что нет никакого «почти»? Ведь – не вернуть того, чего нельзя ни нагнать, ни отпустить…
Штыки, изорванные чучела… Господи, как больно! Но ты только не плачь об этом!
Кто-нибудь, завлекаемый хотя бы любопытством, видел это и слышал? Кто-нибудь может вывести об этом Новую Правду?
Кто-нибудь вникал в мрачную риторику этих обстоятельств, где отдаленная смерть возведена в правила бытия и должна будет применяться как аргумент на подобный же аргумент? Кто-нибудь в это вникал? Кто-нибудь вникал в то, что здесь не только смерть, но и множество иных естественных аргументов, являющихся частью других, даже еще более весомых, аргументов?
Поэтому – не примыкай штыка! Тебя уже нет на перекличке!..
Только бы не заплакать!
Кто-нибудь властительный готов сложить об этом понятия, служащие опорой созерцанию? Или дать концепции, создающие основу объяснений? Если есть такой умелец – то пусть он выведет мне эту правду!
Если кто-нибудь это сделает с безусловной силой – то я приму эту Новую Правду! Ну, так есть ли кто-нибудь, способный свершить это? Вот о чем я вопрошаю!
Нашел, что вопросить… Да тут сейчас каждый наперерыв будет тебе кричать – «я видел!», «я слышал!», «я вникал!», «я знаю Новую Правду!».
И пойдут препирательства по мелочам, сбои в показаниях, инотолкования деталей, переобессмысливание одного и того же…
И дружно выведут тебе производную истину, не имеющую собственной аксиомы. И будет она как пустой звук от серой тени. И никакой Новой Правды...
Да уж, нашел, о чем вопросить…
И – зачем? Не давай никому выкладывать свои потроха там, где ты сам всё видел, сам всё слышал, и сам во всё вникал. Неужели ты думаешь, что лучше пусть это сделает кто-то другой? Нет – ты должен сделать это сам. Потому что ты никому не поверишь. Только себе поверишь.
Но только не плачь об этом…
Просто сам честно призови к себе эту Новую Правду. Хитро сам себе улыбнись, и призови. Не отворачивайся от неё.
Призови, чтобы этим излечиться… Хитро сам себе улыбнись, и призови.
Но только не плакать об этом!
Не плакать!
А потом подождать, когда отклокочет, когда отсуетится, когда отсопротивляется, когда в последний раз вздохнет прерывисто и закроет навсегда в последнем всхлипе свои, некогда бессонные, глаза то, что жило в тебе и казалось тебе навсегда крепким и без износу, но – стушевалось от Новой Правды...
Ты думал – это навсегда… Ан, нет! Уже вырыта и для неё расстрельная траншея. Пусть Новая Правда поставит ногу ей на грудь, а выстрелишь ты сам… Никому не доверяй. Сам это сделай.
Только не плач об этом!
Призови же эту Новую Правду… Хитро сам себе улыбнись, и призови…
И, заплачь… Заплачь сейчас. Пока ты еще не призвал эту Новую Правду. Потому что, когда ты это сделаешь, то уже не пожалеешь об убитой...
Заплачь сейчас. Пока еще хочется. Заплачь. Когда тебе еще придется? И, придется ли?..
Призови. Найди силы.

«Всё написанное – полный бред» – подумала полковая лошадь.
«Так и есть» – подумал я. И хитро сам себе улыбнулся…

Главная
Карта сайта
Кликов: 1912324


При использовании материалов
данного ресурса ссылка на
Официальный сайт обязательна.
Все права защищены.


Карта сайта